Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              Андрей АНДРОНОВ

                                    МИГ




     Он  отбросил  полу  плаща  и  вскинул  автомат.   Хороший,   добротно
сделанный, по-домашнему ухоженный автомат. Любовно смазанный и  протертый,
такой даже добрый на вид.
     Его рот растянулся в усмешке, когда он  передергивал  затвор.  Лучики
морщинок разбежались от уголков  глаз,  веки  чуть-чуть  сблизились.  Губы
слегка шевелились, как будто бы он что-то шептал.  Молитву?  Проклятие?  Я
закончил шаг и начал поднимать руки.
     Женский  крик  всколыхнул  толпу,   головы   начали   поворачиваться,
расширились зрачки, недоверие и страх написаны на напряженных  лицах...  У
некоторых подкашиваются ноги...
     Он медленно ведет дулом, выбирая первую жертву.
     Мое тело наконец вспоминает, что к него есть ноги, и я делаю  большой
шаг в сторону... До двери шагов пять, я знаю, что не успеть, но не  стоять
же просто как овца перед мясником...
     Мелодичный звонок. Двери лифта  раскрываются,  выпуская  охранника...
Автомат выплевывает струю огня, сбивая тело с ног, брызги крови взлетают к
потолку и начинают медленно оседать на стены и пол...
     Грохот наполняет маленький холл. Его хриплый смех  настигает  раньше,
чем пули, и примораживает людей к месту... Смерть медленно движется  вдоль
левой стены, а я делаю еще один шаг вдоль правой... До двери остается  еще
три шага.
     Вой сирены, крики, стук шагов на далекой лестнице,  равномерный  стук
автомата, звон бьющегося  стекла...  Я  стою  на  баскетбольной  площадке,
осколки сыпятся вниз, и мой мяч, мой новый баскетбольный мяч  пропадает  в
чужом окне...
     Еще шаг. Запах  леса,  хвои,  запах  ее  тела,  невыразимый  восторг,
наполняющий меня, и я  тону  в  ее  глубоких  глазах...  Невнятный  шепот,
угловатые,  неумелые  движения...  Птичьи  трели...  Автоматная   очередь.
Тишина... Легкий щелчок.
     Еще шаг, и я бросаю тело вперед, вытягивая руки  к  двери.  Еще  пару
дюймов... Против своей воли, я оборачиваюсь.
     Четким, красивым движением  он  вгоняет  в  гнездо  новую  обойму  и,
опуская  дуло,  поворачивает  его  ко  мне.  Затвор  со  звонким   щелчком
становится на место.  Мелькает  мысль  -  хорошо  стоит.  Устойчиво,  ноги
расставлены, автомат у бедра, руки не напряжены, как в тире...  Неожиданно
понимаю, на кого он похож - на моего первого шефа, такое же худое, строгое
лицо, жестокие, колючие глаза...
     Мои ладони касаются двери. Я слышу, как  тихо  щелкает  открывающийся
замок, и ручка поддается под моей рукой.  Краем  глаза  замечаю,  как  его
палец медленно нажимает курок...
     Детский плач. Я  вглядываюсь  в  это  маленькое,  сморщенное  личико,
пытаясь найти в нем знакомые черты, я беру сына - своего сына - на руки, и
с еще неясными чувствами прислушиваюсь к биению маленького сердца...
     Щелчок курка. Боек  медленно  сдвигается,  и,  все  ускоряясь,  летит
вперед.  Дверь  уже  открылась  почти  наполовину,  и  я  наверняка  смогу
протиснуться... Ноги распрямляются в прыжке, бросая тело вперед...
     Боек бьет в капсюль, и порох загорается. Газ, расширяясь, выталкивает
пулю из гильзы и она, раскручиваясь, начинает свой путь в стволе...  Часть
газа отхлынула назад, поршень толкает боек на место и новый патрон  спешит
занять место старого...
     Я отрываю ноги от  пола  и  влетаю,  падаю  в  дверной  проем.  Дверь
распахивается, бьется о противоположную  стену,  и  я  уже  почти  касаюсь

1 : 2 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.