Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Пол АНДЕРСОН

                                ЩИТ ВРЕМЕН




                  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НЕЗНАКОМЕЦ У ТВОИХ ВОРОТ


                      1987 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

     Возвращение в Нью-Йорк в тот же самый день,  когда  он  его  покинул,
возможно, было ошибкой. Даже здесь  стояла  прекрасная  весенняя  пора.  В
такие сумерки не сидят  в  одиночестве,  предаваясь  воспоминаниям.  Дождь
слегка освежил воздух, и в открытые  окна  влетал  нежный  запах  весенних
цветов  и  зелени.  Огни,  струившиеся  внизу  и   шум   улицы   создавали
впечатление, что под стенами дома течет река.  Мэнсу  Эверарду  захотелось
выйти из дома.
     Он мог бы отправиться в Центральный парк, прихватив на всякий  случай
парализующий пистолет. Ни один полицейский этого века  не  примет  его  за
боевое оружие. После разгула насилия,  свидетелем  которого  недавно  стал
Мэнс, лучше пройтись по какой-нибудь спокойной аллее и завершить  прогулку
в одном из знакомых кабачков, посидев там за пивом  в  приятной  компании.
Приди ему в голову идея уехать прочь, в его распоряжении был темпороллер в
штабе Патруля, оставалось только выбрать подходящую эру и точку на планете
Земля. Агент-оперативник никому не обязан отчитываться о своем решении. Но
что поделаешь, он оказался в западне, подстроенной ему телефонным звонком.
Мэнс,  не  выпуская  изо  рта  ароматно  дымящуюся  трубку,  мерял  шагами
густеющий мрак квартиры и время от времени бранил себя. Какая нелепость  -
поддаваться настроению. Упадок сил после активной работы естествен, однако
он уже провел две необременительные недели в Тире,  где  правил  Хирам,  и
завершил все дела, связанные с его миссией. Что касается  Бронвен,  то  он
обеспечил ее до конца жизни, и возвращение  к  ней  могло  лишь  разрушить
состояние благополучия, обретенное  ею;  календарь  указывал  на  то,  что
Бронвен погребена под пылью двадцати девяти столетий, так  что  и  дело  с
концом.
     Звонок в дверь вернул его к действительности.  Мэнс  включил  свет  и
зажмурился от неожиданно яркой вспышки, затем впустил гостя в дом.
     - Добрый  вечер,  агент  Эверард,  -  поздоровался  вошедший  мужчина
по-английски с едва уловимым акцентом. - Гийон. Надеюсь, что не застал вас
в неурочное время.
     - Нет-нет, я ведь не отказался от встречи, когда вы позвонили мне.
     Они пожали друг другу руки. Эверард вдруг подумал, а  был  ли  принят
этот жест в родном Гийону  окружении.  Из  каких  времен  и  краев  явился
пришелец?
     - Проходите.
     - Видите ли,  я  полагал,  что  сегодня  вы  захотите  разделаться  с
мирскими заботами, а завтра,  может  быть,  отбыть  на  отдых,  вернее  на
каникулы,   как   говорите   вы,   американцы,   верно?   В   какое-нибудь
благословенное местечко. Я мог бы, конечно, побеседовать с  вами  и  после
вашего возвращения, но тогда воспоминания  утратят  живость.  К  тому  же,
признаться, мне хотелось познакомиться с вами. Может  быть,  вы  позволите
пригласить вас на ужин в ресторан? Какой вам нравится?
     С этими словами Гийон вошел в комнату и устроился в  кресле.  Он  был
неброской внешности, невысокий,  худощавый,  в  сером  заурядном  костюме.
Голова большая, но лицо его, смуглое, с тонко  вылепленными  чертами,  при
ближайшем рассмотрении не соответствовало ни одной из рас, живущих ныне на
планете.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.