Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Со страхами покончено, - сказал Хольгер. Тому, что заключено в этом
мече, никто не сможет противостоять. А когда демоны, которых дикари  чтут,
как богов, будут побеждены, их союзники -  люди  враз  потеряют  отвагу  и
разбегутся. Сейчас мы ими займемся.
     - Но кто же ты? - шепнула Алианора.
     - Еще не знаю, - сказал он. - Но скоро узнаю. Он выжидал. Чуял в себе
мощь, но то, что его ожидало, превышало все людские меры и надежды. Он  не
собрал еще достаточно отваги, чтобы взяться за рукоять.
     Взглянул вверх на Распятие. Нагнулся. И выпрямился, держа  Кортану  в
руке.
     - Я знаю этот меч, - прошептал Сарах.
     Хольгер  чувствовал,  как  его  фальшивый  облик  тает,  исчезает.  И
возвращается память. Теперь Хольгер знал, кто он такой.
     Алианора прижалась к нему, Сарах  положил  Хольгеру  руку  на  плечо,
Папиллон ласково коснулся мордой его щеки.
     - Что бы ни случилось,  чтобы  со  мной  ни  произошло  знайте  -  вы
вернетесь невредимыми и с вами всегда будет моя любовь.
     - Я искал тебя, друг, - сказал Сарах. - Искал тебя, Огер.
     - Я люблю тебя, Хольгер, - сказала Алианора. Огер  Датчанин,  Хольгер
Данске, которого старые французские  хроники  именуют  "Огир  ле  Даноис",
вскочил в седло... Он был датским принцем, которого еще в колыбели одарили
силой удачей и любовью те из жителей Фаэра, что желали  людям  добра.  Был
тем, кто направился служить Карлу Великому и стал одним  из  знаменитейших
его рыцарей, защитником христианства и человечности. Был тем, кто  победил
в бою Сараха, короля Мавритании, и стал его другом,  и  они  странствовали
вместе долгие годы. Был тем, кого любила фея Моргана; тем, кого она, когда
подступила к нему старость, взяла к себе  на  Авалон,  чтобы  вернуть  ему
молодость. И он жил там с ней, но сто лет спустя язычники  стали  угрожать
Франции, и он вернулся, чтобы задать им трепку.  А  потом,  в  миг  своего
Триумфа, был перенесен из мира смертных в неизвестность.
     Одни уверяют, что он  на  Авалоне,  на  острове,  на  знающем  власти
Времени, ждет, когда вновь придет час спасти Францию; другие говорят,  что
он спит в подвалах замка Кронборг и проснется, когда враг станет  угрожать
Дании; но все забыли, что он был и останется человеком со всеми нуждами  и
слабостями рода человеческого. Для всех он - попросту Заступник.
     Он выехал из церкви на равнину. Казалось, следом едет весь мир.



                                ЭПИЛОГ

     Вскоре после окончания войны я получил письмо от  Хольгера  Карлсена.
Узнал, что он жив, но больше не имел от него никаких  известий,  пока  два
года назад он в один прекрасный день не появился у меня в конторе.
     Он очень изменился, выглядел гораздо спокойнее  и  старше,  что  меня
ничуть не удивило  -  я  помнил  из  того  письма,  сколько  ему  пришлось
пережить, сражаясь в подполье. Он рассказал что снова нашел себе работу  в
Штатах.
     - Зарабатываю на жизнь и только,  -  пояснил  он.  -  А  главное  мое
занятие - рыскать по антикварным магазинам.  Старинные  книги.  Я  отыскал
несколько великолепных экземпляров в Лондоне,  Париже  и  Риме,  но  этого
мало.
     - Это что-то новенькое! - воскликнул я. - Ты стал библиофилом?
     Он рассмеялся - не очень весело.
     - Не совсем. Расскажу при случае. - Стал расспрашивать о наших  общих
знакомых. Пребывание в Лондоне несомненно улучшило его английский.
     Случай выдался вскоре. Думаю, ему позарез нужен был  благожелательный
слушатель. Он вступил в лоно католической  церкви  (учитывая  его  прежние
взгляды, я готов считать этот шаг сильным аргументом в пользу  подлинности
его рассказа), но не это стало темой его излияний.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.