Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

из седла. Сарах скакал следом.  Но  его  лошадь  перепрыгнуть  не  смогла.
Упала. Сарацин отпрыгнул, ухватился за кромку стены  и  рывком  перебросил
тело на церковный двор. Крик его лошади, короткий и пронзительный,  утонул
в завывании Дикой Охоты.
     И вдруг все стихло. Даже ветер умолк. Тишина обрушилась на  них,  как
вопль.
     Хольгер наклонился и дрожащей рукой  схватил  ладонь  Сараха.  Другой
прижал к себе Алианору. Огляделся.
     Двор зарос травой и  диким  кустарником,  почт  срывавшим  надгробья,
окружавшие  развалины  церкви.  Полосы  мглы,  кое-где  выбеленные  лунным
светом, возносились вверх, неся влажные кладбищенские запахи.  Прильнувшая
к Хольгеру Алианора дрожала от холода.
     Из  отброшенной  развалинами  тени  донеслись  какие-то  звуки.  Шаги
лошади, бредущей меж могил, старой,  хромой,  неимоверно  измученной;  она
ступала неуверенно, спотыкаясь о надгробья,  но  двигалась  прямо  к  ним,
искала их. Горло Хольгеру перехватило от  страха  -  это  была,  он  знал,
Кладбищенская Лошадь; кто ее увидит - умрет.
     Папиллон не мог идти быстро - надгробья торчали из земли, как  жадные
пальцы, готовые схватить коня и свалить на землю. Сарах взял его под  узду
и осторожно повел. Они шли меж каменными  плитами,  пьяно  накренившимися.
Высеченные некогда на них имена давно стерлись  и  забылись.  Шаги  старой
хромой клячи звучали все громче -  шаткие,  неуверенные,  они  неотвратимо
приближались.
     Тьма все гуще клубилась вокруг церкви, словно  хотела  скрыть  ее  от
глаз нежданных пришельцев. Колокольня лежала в руинах,  крыша  провалилась
внутрь, стены зияли пустыми глазницами окон. Путники медленно приближались
к развалинам, нащупывая дорогу среди закутанных туманом надгробных камней.
Копыта Кладбищенской Лошади захрустели по гравию совсем рядом. Но они  уже
были у входа в церковь. Датчанин спрыгнул с седла. Алианора  упала  в  его
протянутые руки. Хольгер взошел по стертым временем ступеням, бережно неся
девушку.
     - И ты тоже, - ласково сказал Сарах, заводя Папиллона внутрь.
     Они остановились и смотрели на алтарь, освещенный  сиянием  заходящей
луны. Высоко над остатками  пресвитериума  сохранилось  распятие.  Хольгер
увидел Христа в короне из звезд. Снял шлем и опустился на колени. Рядом  с
ним преклонили колени Алианора и Сарах.
     Они  услышали,  как  уходит  прочь  Кладбищенская  Лошадь.  Когда  ее
неуверенные шаги растаяли в тишине, повеял  ветерок,  и  мгла  рассеялась.
Хольгер подумал, что церковь не умерла, не обесчещена,  осталась  символом
мира и покоя. Небо было ей крышей, а стенами - пульсирующий жизнью свет.
     Он поднялся и привлек к себе Алианору. Знал, что поиски его окончены,
и это знание причиняло боль. Нежно поцеловал  девушку.  И  услышал  тихий,
ласковый голос Сараха:
     - Так что же ты собираешься тут искать?
     Не ответив, Хольгер  подошел  к  алтарю.  Перед  ним  увидел  большую
каменную плиту. Дрожь пробрала его тело, когда он коснулся  ввинченного  в
плиту железного кольца.
     - Вот оно, - сказал он.  Вынул  затупившийся,  бесполезный  уже  меч,
просунул в кольцо,  действуя  им,  как  рычагом.  Плита  оказалась  ужасно
тяжелой. Клинок выгнулся дугой, вот-вот мог сломаться.
     - Помоги мне! - прохрипел Хольгер.
     Сарах вогнал саблю в образовавшуюся щель. Мигом позже меч переломился
с треском. Вдвоем они подняли плиту, перевернули.  Она  рухнула  с  глухим
грохотом и разломилась на три части. Алианора схватила Хольгера  за  руку,
шепнула:
     - Слушай!
     Он поднял голову. И услышал далекий  шум  марширующих  армий.  Мощный
грохот копыт, звуки труб, предвещавший смерть, лязг оружия.
     - Это орды Хаоса двинулись на человечество. Хольгер глянул  в  яму  у
своих ног. Там в нарождавшемся рассвете отливал голубым огромный меч.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.