Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Скорей! Скорей отсюда! Дикая Охота!



                                    24

     Где-то далеко, на границе слышимости, звучали рога.  В  них  был  шум
ветра и моря, грохот огромных крыльев, крики ястребов, карканье  ворон.  И
Хольгер понял: это мчится Дикая Охота. А дичь - они трое.
     Он вскочил на Папиллона, конь  помчал,  Хольгер  на  скаку  подхватил
Алианору и усадил за спиной. Сарах уже обогнал его. Белая лошадь и всадник
в изорванных белых одеждах неслись  в  лунном  свете,  как  духи.  Подковы
звенели, грохотали оземь.
     Слева серебряно светила луна. Обок проносятся деревья,  под  копытами
стелется темнота, камни стреляют из-под подков; шип травы и  шум  веток  -
как хохот. Хольгер ощущал, как под ним ходят напряженные мышцы  коня,  как
сжимают его талию руки девушки - Алианора без слов указывала  ему  дорогу,
рассмотренную ею с воздуха. Позвякивали доспехи, скрипели  кожаные  ремни,
ветер свистел в ушах. Но громче всего было тяжело дыхание  Папиллона,  его
шалое хрипенье.
     Вокруг сияли звезды, невообразимо далекие. Созвездие Лебедя  сверкало
над головой, туманная дуга Млечного  Пути  протянулась  по  небу.  Большая
Медведица совершала свое извечное кружение  вокруг  Полярной  Звезды.  Все
звезды были холодные. На севере Хольгер разглядел горные вершины,  острые,
как мечи, укутанные льдом,  залитые  лунным  блеском.  Сзади,  за  спиной,
клубилась темнота.
     Галоп, галоп, галоп! Рога в  руках  осужденных  на  вечное  проклятье
охотников трубили все ближе - пронзительно, рыдающе, с  таким  страданием,
какого Хольгер в жизни не слышал. Сквозь посвист рассекаемого грудью  коня
воздуха датчанин расслышал в небе грохот копыт, лай бессмертных гончих.  И
пригнулся к гриве Папиллона, колыхаясь в  ритме  скачки;  одной  рукой  он
обхватил шею коня, другой придерживал Алианору.
     Скорей,  скорей,  по  серой,  как  пепел,  равнине,  под  облаками  и
заходящей луной, галоп, галоп, галоп! Точка зачарованных охотников хлынула
в его сознание  мощной  волной  невыносимой  безнадежности.  Усилием  воли
Хольгер стряхнул ее, напряг взор, пытаясь рассмотреть цель их путешествия.
Но впереди лежала пустынная равнина, а за ней - ледяные горы.
     Сарах стал  отставать.  Его  лошадь  все  чаще  спотыкалась.  Сарацин
задирал ей поводьями голову, немилосердно шпорил. Хольгеру  казалось,  что
адские собаки настигают. Неистовый вой раздался совсем рядом.
     Он  оглянулся,  но  все  заслоняли  разметавшиеся  по  ветру   волосы
Алианоры. Привиделся блеск металла, или нет? Что это за звуки,  не  грохот
ли голых, лишенных плоти костей?
     - Скорее, скорее, лучший из коней! Скачи, дружище, лети, как ни  один
конь никогда в жизни - вместе с нами преследуют весь мир! Скорее,  хороший
мой, это гонка со Временем вперегонки, гонка с ордами Хаоса! Пусть поможет
тебе бог, даст тебе силы!
     От рева рогов едва не трескался череп. Грохот копыт, лай гончих, стук
голых костей - уже за спиной! Хольгер ощутил,  что  Папиллон  сбивается  с
аллюра. Алианора пошатнулась, едва не свалилась  с  коня.  Хольгер  крепче
прижал ее к себе.
     Но что это там впереди, вверху, что за острый силуэт  на  фоне  неба?
Церковь святого Гриммина! Дикая Охота, завывая, неслась по пятам.  Хольгер
слышал шум огромных крыльев, видел,  как  сгущаются  перед  глазами  клубы
мрака. Господи Иисусе, я недостоин, но помоги же мне в этот миг!
     Стена выросла перед ними. Дикая Охота окружила их полукругом. Хольгер
почуял жуткий невообразимый холод, проникший в самое  сердце.  Показалось,
что ветер свистит меж его собственных ребер.
     Но Папиллон напрягся и прыгнул. Огромный вороной скакун над стеной  и
приземлился на той стороне. От удара Хольгер с Алианорой едва не  вылетели

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.