Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Она мгла бы обеспечить тебе жизнь в роскоши.
     - Я сказал ей, что предпочитаю остаться с тобой.
     - Ох, любимый мой, - шепнула она. - Я... я...
     Он слышал, что девушка пытается сдержать слезы, и спросил.
     - Что с тобой?
     - Ох, сама не знаю. Я не должна быть  такой  счастливой,  а  особенно
сейчас, правда? Но я... Но я ничего с собой  поделать  не  могу...  -  она
утерла слезы краешком изодранного плаща.
     - Но... Я думал, ты и Сарах...
     - Он? Конечно, он  очень  милый.  Но  неужели  ты  и  вправду  думал,
Хольгер, что у меня  есть  и  другие  намерения,  кроме  как  отвлечь  его
внимание от тебя и твоей тайны? Неужели ты  ревновал?  Но  разве  отыщется
девушка, способная предпочесть тебе другого?
     Хольгер вперил взгляд в Полярную Звезду.
     Алианора глубоко вздохнула и положила руки ему на плечи.
     -  Давай  об  этом  никогда  больше  не  вспоминать,  -  сказала  она
категорическим  тоном.  -  Но  вот  если  я   увижу,   Хольгер,   что   ты
заглядываешься на кого-то, тебе придется плохо...
     Он резко натянул поводья, остановил коня, крикнул:
     - Сарах! Проснись!
     - Что такое? - схватился за саблю сарацин.
     - Наши лошади, - сказал Хольгер, думая совсем о другом. - Они  падут,
если не дать им передышку. Отдохнув  с  часок,  мы  сможем  ехать  гораздо
быстрее.
     Лицо  Сараха  казалось  овальным  пятном,  его  доспехи   -   матовым
отблеском. Но видно было что он останавливает коня.
     - Не знаю... Если Моргана пошлет погоню, наши кони, думаю,  найдут  в
себе силы помчаться вихрем. С другой стороны... - он пожал плечами. - Будь
по-твоему.
     Они спешились. Алианора прильнула к плечу датчанина.  Хольгер  кивнул
сарацину,  надеясь,  что  тот  не  расценит  этот   жест   как   чрезмерно
самодовольный. Сарах сначала выглядел безмерно  удивленным,  потом  широко
улыбнулся:
     -  Желаю  счастья,  друг  мой,  -  раскинулся  в  траве  и   принялся
насвистывать что-то.
     Хольгер с Алианорой ушли далеко. Датчанин забыл о боли  и  усталости.
Он слышал стук своего сердца, ничуть не учащенный -  размеренные,  сильные
удары, отдававшиеся во всем теле. Они с Алианорой остановились, взялись за
руки и молча смотрели друг на друга.
     Серебристо светила луна, круглая, покрытая кое-где  тенями.  По  небу
летели редкие облака, осветившиеся по краям,  меж  ними  блистали  звезды.
Ветер назойливо завывал, но Хольгер был глух к его вою. Перед  ним  стояла
Алианора, серебристая фигурка,  сотканная  из  теней  и  холодного  белого
сияния. Капли росы поблескивали на ее волосах, в глазах отражалась луна.
     - Потом нам, быть может, поговорить уже не удастся, - сказала она.
     - Да, возможно, - согласился он.
     - Тогда скажу тебе сейчас - люблю тебя.
     - И я люблю тебя.
     - О, любимый мой... - Алианора приблизилась, и Хольгер обнял ее.
     - Каким же я был глупцом, - сказал он. -  Сам  не  знал,  чего  хочу.
Думал, когда все это кончится, вернусь домой, бросив  тебя  здесь.  Я  был
глупцом. Она простила его - глазами, губами, ладонями. Хольгер сказал:
     - Если нам удастся  из  всего  этого  выбраться  живыми,  мы  уже  не
расстанемся. Мое место - здесь. Рядом с тобой.
     Лунный блеск отражался в ее полных слез глазах, но голос девушки  был
полон счастья:
     - Ничего больше не говори...
     И Хольгер вновь поцеловал ее.
     Крик сарацина заставил их отпрянуть друг от друга. Слова долетели  до
них, разорванные ветром, лунный свет гасит их:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.