Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В строй вернулся Хольгер. Зеленые пальцы сомкнулись на  его  лодыжке,
пальцы другой лапы, отсеченной Сарахом. Датчанин оторвал ее  и  швырнул  в
огонь. Она ухитрилась как-то извернуться на лету, упала в безопасном месте
и поползла, пытаясь укрыться под корягой. На нее бросился  Гуги,  схватил,
гном и отсеченная рука, сцепившись, покатилась по земле, взметая листья.
     Голову тролля уже отрубил  Сарах.  Она  щелкала  клыками  и  брызгала
слюной,  когда  Хольгер  поддевал  ее  концом  меча  и  швырял  в   пламя.
Покатилась, пылающая, в сторону Алианоры. Хольгер вновь вонзил в нее  меч,
и хотя клинок мог лишиться закалки, придерживал голову в пламени, пока она
не обуглилась.
     Оставалось еще туловище. С ним  пришлось  труднее  всего.  Борясь  со
скользкими змеями потрохов, оплетавшими  их,  как  щупальцами,  Хольгер  и
Сарах поволокли тяжеленную, словно  из  металла  отлитую  тушу  в  сторону
бушующего в середине пещеры огня. Потом Хольгер никак  не  мог  вспомнить,
как им удалось дотащить ее и сунуть в пламя. Удалось как-то...
     Гуги, оборванный и окровавленный,  затолкнул  в  огонь  руку  тролля.
Потом осел на землю и больше не встал.
     Алианора подбежала к нему, присела на корточки.
     - Он тяжел ранен! - крикнула девушка. Хольгер  едва  расслышал  ее  в
гуле пламени. Жар и дым туманили сознание. - Гуги! Гуги!
     - Лучше убраться отсюда, пока пещера не превратилась в печь - крикнул
Сарах в ухо Хольгеру. - Видишь, дым стелется вон  туда,  в  проход?  Выход
там! Алианора пусть несет  гнома,  а  ты  мне  помоги  справиться  с  этой
проклятой клячей!
     Соединенными усилиями они успокоили кобылу. И бросились в  проход,  в
дым, каждый вздох отдавался болью во всем теле, кашель раздирал грудь.  Но
они вырвались наконец из пещеры.



                                    23

     Мы на равнине, подумал Хольгер с тупым  удивлением.  Неизвестно,  как
долго они  пробыли  под  землей,  но  луна  уже  спустилась  на  западе  к
горизонту.
     Луна... Небо очистилось от облаков.  Ветер  их  разогнал.  Ветер  над
поросшей жесткой травой равниной, теребил засохшие  кусты,  выгибал  голые
ветки стоявших там и сям  корявых  деревьев.  Темно-серая  равнина,  скупо
освещенная кошмарным блеском  луны  и  безжалостных  колющих  звезд.  Дым,
валившийся из пещеры, тут же раздирало в клочья, и они мгновенно таял.  На
севере  равнина  обрывалась  пропастью,  залитой  непроглядным  мраком   -
казалось, до нее рукой подать.  Хольгер  вроде  бы  разглядел  там  горные
вершины, но не был в том уверен. Холод пронизывал его до мозга костей.
     Сарах, хромая, подошел к нему. Должен быть,  Хольгер  выглядел  точно
так же - измученный, весь в ссадинах, измазанный кровью и копотью,  одежда
висит клочьями, шлем покрыт вмятинами,  меч  затупился.  Облако  заслонило
луну, и Хольгер ничего теперь не видел.
     - Все целы? - прохрипел он.
     Сарах ответил так тихо, что его голос едва слышен был  в  беспокойном
шелесте травы:
     - Боюсь, с Гуги дело скверно.
     - Ничего, - ответил голос, сохранивший басовитые нотки. -  Сколько  я
получил, столько и сам влепил.
     Луна выглянула из-за облаков. Хольгер  присел  на  корточки  рядом  с
Алианорой, державшей на коленях голову гнома. Ручеек крови из раны на  его
боку становился все тоньше.
     - Гуги, - прошептала Алианора. - Ты не можешь умереть...  Представить
немыслимо...
     - Не плачь, девочка, - пробормотал гном. - Вон  та  орясина  за  меня
хорошо оплатила.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.