Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Это было весьма  странное  наречие  (на  котором  он  сам  каким-то  чудом
изъяснялся свободно  и  обычно)  -  старофранцузский  с  большой  примесью
немецкого. Хольгер наверняка прочел бы книгу, написанную на этом  языке  -
но с большим трудом. И никак не смог бы разговаривать на нем  так,  словно
владел им с младенчества.  Как  получилось,  что  попав  сюда  -  куда,  о
господи?! - он мгновенно научился говорить на здешнем диалекте?
     Он никогда не был большим любителем беллетристики, не  читал  научную
фантастику - однако  все  сильнее  склонялся  к  убеждению,  что  какое-то
невероятное стечение обстоятельств перенесло его прямиком в  прошлое.  Эта
хижина, эта старуха, что приняла его рыцарское  одеяние,  как  нечто  само
собой разумеющееся, этот  язык,  эта  бескрайняя  чащоба...  Но где он?  В
Скандинавии  на  таком  наречии  нигде  не  говорили.  Германия,  Франция,
Британия? Если он оказался в средневековье, что здесь делает  лев?  И  как
понимать  мимоходом  брошенную  старухой  реплику  о  жизни   на   границе
магической страны Фаэр?
     Нет, бессмысленно так гадать. Несколько прямых вопросов  помогут  ему
больше.
     - Мамаша Герда...
     - Да, благородный господин? Слушаю. С каждой услугой,  какую  я  тебе
окажу, благодать придет в мой скромный домик...  А  потому  ты  уж  только
выскажи желания свои, а я в меру моих  убогих  силенок  выполню  все,  что
твоей душе угодно, - она погладила кота, не отрывавшего глаз от Хольгера.
     - Можешь ты мне сказать, какой нынче год?
     - Ох, дивные ты вопросы задаешь, добрый рыцарь... Все,  должно  быть,
из-за твоей раненой головы,  и рана эта, несомненно, полученная в  славной
битве с каким-нибудь  ужасным  троллем  или  великаном,  чуточку  замутила
память благодетеля моего... Скажу тебе по правде, коли уж хочешь  знать  -
такие расчеты нас давненько не трогают, да и со временем тут,  у  пределов
мира, частенько случаются вещи непостижимые...
     - А что это за страна? Какое королевство?
     - Право же, рыцарь мой ясный, ты задал вопрос, над которым  множество
ученых ломали себе головы, и  множество  воинов  проламывали  головы  друг
другу. Хе-хе-хе... Долгие годы пограничье наше было предметом раздора  меж
сынами человеческими и народом Среднего Мира,  и войн случилось изрядно, и
могучих чернокнижных поединков... Одно могу  тебе  сказать  -  и  Фаэр,  и
Святая Империя предъявляют на этот край свои права, но хозяина  здесь  как
не было, так и нет... Однако права людей мне убедительней  представляются,
ведь люди живут тут постоянно, все новые приходят и поселяются...  Однако,
если рассудить, и сарацины права на эти земли заявить могут, потому что их
Магомет сам был злым духом - по крайней  мере,  так  христиане  уверяют...
Верно, Грималькин? - погладила она кота.
     - Что ж... - Хольгер последним усилием старался держать себя в руках.
- А где мне найти людей... Христиан, скажем... которые  мне  помогут?  Где
тут самый ближний король, герцог, или кто-то в этом роде?
     - Есть город, не столь уж далекий отсюда по людским меркам. Но должна
тебя  предупредить,  что  веющее  от  Фаэра  чернокнижье  дивным   образом
коверкает как расстояние, так и время... И  бывает,  что  место,  куда  ты
направляешься,  покажется  тебе  недалеким,  а  потом  уплывает  вдаль,  в
необозримые обширности, населенные опасностями... сама земля и дорога,  по
которой ты ступаешь, переменяется вдруг...
     Хольгер подумал: что ж, если совершаешь ошибку, следует вовремя в ней
признаться.  Либо  эта  ведьма  -  абсолютная  идиотка,  либо  она нарочно
пытается его запутать. Как бы там ни было, ничего от нее не добиться.
     Герда сказала вдруг:
     - Поняла я, похоже, что тебе требуется. Хоть мои  мысли  частенько  и
заплетаются,  как  то  бывает  в  старых  головах,  а  Грималькин   ужасно
сообразительный, да говорить, бедняжка, не умеет - есть все  же  способ  и
совет тебе подать, и раны твои залечить. Ты ведь не будешь против, светлый
господин, если я чуточку магией воспользуюсь, белой магией, белой, или  уж
серой в крайнем случае... Будь  я  могучей  чародейкой,  как  ты  думаешь,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.