Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - И я, - сказал Сарах,  проглотив  слюну.  -  В  жизни  не  бежал  от
приключений.
     - Дурни! - фыркнул Гуги. - Ваши  кости  в  норе  белеть  будут,  пока
прахом не рассыплются. Много рыцарей там сгинуло. Столько  гордыни  в  них
было, что на ум и места не осталось. Одного жаль - что  девушка  вместе  с
вами там сгинуть может. Ну, галопом!..



                                    22

     Сарах поехал первым, везя Гуги, выступающего в роли проводника. Перед
глазами Хольгера мелькнули алые и голубые ленты, вплетенные в хвост  белой
лошади сарацина. Датчанин, тронул коленями бока Папиллона.
     Они скакали среди скал, восток, поблизости от  затаившихся  людоедов,
слышали их нарастающий вой. Хольгер увидел отблески света на острие  копья
- оно летело сверху по дуге прямо в него. Поднял щит и отбил им копье. Тут
же три стрелы ударили в щит.
     Но они уже нырнули в темноту, оставив позади догорающий костер. Белая
лошадь и просторные белые одежды Сараха выглядели смутным, едва  различным
во мраке пятном. Папиллон споткнулся. Его подкова высекла  из  камня  сноп
искр. Кони замедлили бег, пошли неровной рысье. Вокруг был  мрак.  Хольгер
не знал, воображение или чутье подсказывают ему, что  слева  -  скалы.  Он
ощущал их нависшую над головой тяжесть так, словно уже погребен под ними.
     Он оглянулся назад, увидел вождя людоедов. Верзила в барсучьих шкурах
схватил из  костра  затянувшееся  полено  и  размахивал  им  над  головой,
раздувая. Огонь окутал  его  золотистым  сиянием.  Призывая  криком  своих
воинов, он воздел топор и ринулся в погоню.
     Вскоре он настиг коней, осторожно и медленно ступавших по каменистому
склону. Хольгер заметил краем глаз,  что  и  остальные  все  же  бегут  за
вождем, хоть и без особого  запала.  И  все  внимание  обратил  на  вождя,
подбегавшего слева - с той стороны, где меч не  мог  его  достать.  Людоед
замахнулся топором, целя Папиллону в бабку. Конь отскочил, едва не сбросив
наземь своих седоков. Хольгер развернул его мордой к  напавшему,  подумал:
сейчас набегут остальные, и мы окажемся в западне!
     - Алианора, держись! - крикнул он, наклонился далеко вперед,  пытаясь
достать врага мечом. Его удар был отражен острием топора. Вождь уклонился,
он был гораздо проворнее коня. Размалеванное лицо с заплетенной в  косички
бородой искривилось в кровожадной ухмылке.
     Но факел в левой его руке  оказался  в  пределах  досягаемости  меча.
Хольгер ударил справа налево, и  пылающее  полено  стукнуло  каннибала  по
обнаженной груди. Дикарь взвыл  от  боли.  Не  успел  он  опомниться,  как
Хольгер оказался поблизости. Меч рассек воздух. Вождь рухнул замертво. Вся
схватка отняла секунды. Ты  умел  драться,  сукин  сын,  подумал  Хольгер,
тронул шпорами бока Папиллона и поскакал за Сарахом.
     Они ехали в непроглядной темноте. Людоеды бежали следом,  но  напасть
не решались. Лишь изредка свистела стрела, провожаемая криками и воем.
     - Сейчас они соберутся с духом и  бросятся!  -  крикнул  Сарах  через
плечо.
     - Вряд ли, - ответила Алианора. - Ты разве ничего не чуешь?
     Хольгер потянул носом. Ветер дул ему прямо  в  лицо.  Хольгер  ощущал
его, чуял, что он очень холодный, что развевает ему плащ и треплет плюмаж,
- и ничего больше.
     - Ух! - сказал Сарах чуточку погодя. - Это тот смрад и есть?
     В темноте за их спинами  пронзительно  взвыли  дикари.  Хольгер,  чье
чутье  было  притупленно  курением,  последним  унюхал  нарастающую  вонь.
людоеды явно отказались от погони. Несомненно,  они  намеревались  засесть
поблизости и караулить врагов всю ночь, но не пересекали некую черту.
     Если запах можно назвать густым и холодным, то именно таким был смрад
тролля. У самого входа в пещеру Хольгеру невыносимо захотелось зажать нос.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.