Случайный афоризм
Желание быть писателем - это не претензия на определенный статус в обществе, а бытийная устремленность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

костра. Ладони медленно сжимаются в кулаки.
     Почему самая могущественная в этом мире колдунья его боится?
     Хольгер задумался над этим, стоял неподвижно посреди ветреной ночи; у
ног его лежал сон, над головой - темнота.
     Да, она была могучей, и употребила свое могущество против него, но  и
в нем таилась мощь,  способная  противостоять  Моргане.  Теперь  эта  мощь
сказала ему:  "ни  шагу  дальше,  стой,  где  стоишь!"  Вся  магия,  какую
испробовали на Авалоне, в Фаэре  и  на  населенных  смертными  землях,  не
смогла остановить Хольгера на избранном им пути. Теперь и краса Морганы не
имела над ним власти - благодаря неким серым глазам и каштановым  волосам.
Королева  не  имела  уже  в  своем  репертуаре  заклятий,  способных   его
задержать.
     Разумеется, он оставался обычным смертным, уязвим для всего,  что  не
имело никакого отношения к чарам Морганы - как для чар кого то иного,  так
и для самых натуральных вещей вроде острой стали.
     - В моем мире ты - н более чем легенда, - сказал он задумчиво. - Я  и
подумать не мог, что мне придется сражаться в реальности  с  кем-то  вроде
тебя...
     - Это был не твой мир, - сказала она. - В том мире ты тоже  не  более
чем легенда. Твое место здесь, со мной.
     Он мотнул головой, ответил громко:
     - Думаю, что оба мира - мои, - За всеми здешними хлопотами он так  ни
разу и не дошел в своих размышлениях до лежащей на поверхности истины:  он
сам - персонаж из цикла легенд о Карле Великом и короле Артуре.  Когда  он
сам - персонаж из цикла легенд о Карле Великом и короле Артуре.  Когда-то,
в другом мире (как далеко он лежит от этой ночи и этой женщины!)  Хольгер,
будучи еще ребенком, мог даже читать о своих собственных подвигах.
     Но на них лежит печать забытья. Быть может, его имя известно всем  до
единого, быть может, он герой своих же детских грез - но заклятья  Морганы
сковали его память. Переход в этот мир к тому же стер из памяти  все,  что
он мог там, у себя слышать о трех сердцах и трех львах.
     - Кажется, ты узнал достаточно, понял  уже,  что  этот  мир  тебе  по
вкусу, - сказала Моргана. Шагнула к нему, и ни почти касались друг  друга.
- И не особо торопишься  назад.  Да,  в  обоих  мирах  происходят  великие
потрясения, а ты стоишь в самом центре их и там, и здесь. Столько  я  могу
тебе открыть. Но если ты не откажешься от своих сумасшедших планов, будешь
и дальше пользоваться мощью, о которой не знаешь ровным  счетом  ничего  -
потерпишь поражение и погибнешь. А если случайно и выживешь, то  горько  о
том пожалеешь. Сбрось со своих плеч этот груз, Хольгер, останься со  мной,
и мы всегда будем счастливы. Еще не поздно!
     О усмехнулся:
     - Мои шансы на победу больше, чем ты пытаешься меня уверить. Иначе ты
не тщилась бы так преградить мне путь. Сдается мне, тебе прекрасно ведомо,
куда я держу путь. Ты все сделала, чтобы сбить меня  с  дороги,  обмануть,
покалечить. Теперь же ты, несомненно, попытаешься лишить меня жизни. Но  я
пойду вперед прежней дорогой.
     Что за высокопарный слог, подумал он.  Вот  уж  не  предполагал,  что
стану так изъясняться.
     Внезапно нахлынула усталость. Он знал, что жаждет одного лишь  покоя.
Чтобы кончились эти блуждания вслепую. Чтобы он мог уединиться с Алианорой
где-нибудь вдали от всех этих миров и их ужасов. Но он  не  мог  позволить
себе передышки. Слишком много людей падут  жертвами  Хаоса,  отвернись  он
хоть на миг.
     Моргана долго смотрела на него. Вокруг завывал ветер.
     - Все свершилось трудами Предназначения, - выговорила она  с  трудом.
Даже сарах вернулся. Великий Ткач превращает разноцветную пряжу в гобелен.
И все равно - не рассчитывай на победу!
     И вдруг в ее глазах блеснули слезы. Она придвинулась и поцеловала его
в щеку, едва прикоснулась губами, но  редко  Хольгер  встречал  в  поцелуе
женщины такую нежность.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.