Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

раз?  Ты  совершил  столько  великих  подвигов  и  так  интересно   умеешь
рассказать о них...
     - Ну, если... Изволь! - Сарах подкрутил усы  и  начал  свой  рассказ.
Широко раскрыв глаза, девушка слушала  самую  неправдоподобную  побасенку,
какую Хольгер встречал в  своей  жизни  -  но,  впрочем,  умело  поданную.
Датчанин схватил поводья Папиллона и отъехал  подальше.  Радость  недавней
победы моментально улетучилась.



                                    21

     Вечер застал их у входа в ущелье. Это была ведущая  вверх  расселина,
усыпанная обломками скал.  Завтрашнее  восхождение  на  равнину  наверняка
отнимет многие часы. Но потом, сказала  Алианора,  им  останется  до  цели
всего несколько миль легкой дороги.
     Легкой, как спуск в пекло, подумал Хольгер,  и  его  прошибла  дрожь.
Трезвомыслящий  инженер  засвидетельствовал   бы,   что   их   путешествие
напоминает скорее пресловутую дорогу в заоблачные выси.  Но  мир  инженера
лежал бесконечно далеко отсюда, как в пространстве, так  и  во  времени  -
сон, приснившийся когда-то, но стершийся уже из памяти, как это со снами и
бывает.
     У подножия скалы они наткнулись на луг - если  только  этот  поросший
травой пятачок заслуживал такого наказания  -  и  разбили  там  лагерь.  В
центре  его  возвышался  каменный  монолит.   Быть   может,   язычники   в
незапамятные времена воздвигли этот менгир,  но  потом  где-то  поблизости
поселился тот тролль, и люди отсюда сбежали. Настала ночь.  Вновь  налетел
ветер, он все крепчал, пригибая к земле пламя костра искры пролетали,  как
метеоры, и так же быстро гасли. Воцарилась темнота, лишь изредка озаряемая
светом луны, тут же скрывавшейся  за  грудами  облаков.  Ночь  полна  была
свиста, шелеста,  визга.  Все  четверо  измученные,  проглотили  несколько
кусков и завернулись в одеяла. Гуги выпала первая стража, Хольгеру вторая,
глубокой ночью. Он подбросил веток в огонь,  плотнее  завернулся  в  плащ,
стараясь уберечься от холода и смотрел на своих друзей.
     Отблески пламени подрагивали на их неподвижных силуэтах.  Сарах  спал
чутко, как кот, безмятежный и расслабленный, как и днем. Гуги завернулся в
одеяло, как в кокон, оттуда  торчал  лишь  его  посапывающий  нос.  Взгляд
Хольгера переместился к Алианоре и надолго задержался на ней. Одеяло почти
сползло с нее, она лежала на боку, поджав ноги, скрестив руки на груди. Ее
лицо, полузакрытое распущенными волосами напоминало, ребячье,  удивительно
беззащитное. Хольгер нагнулся и укутал ее одеялом. Она улыбнулась во  сне,
когда губы Хольгера коснулись ее щеки.
     Он встал с тяжелым сердцем. Больше беспокоился о  ней,  чем  о  себе.
Если его затянет вихрь надвигающейся войны, он как-нибудь  перебедует,  но
невыносимой была мысль, что вместе с ним туда затянет Алианору  и  швырнет
ее неведомо куда. Но как этому помешать? Что предпринять?
     Он ударил кулаком в ладонь:
     - Черти бы меня взяли! - не зная, проклинает он или просит.
     - Хольгер.
     Он обернулся. Меч вылетел из ножен.  Но  ничего,  кроме  темноты,  не
видно. Шумел ветер, шелестела сухая трава, где-то далеко покрикивала сова.
     - Хольгер.
     Он  подбежал  к  самому  рубежу  магического  круга,  тихо   спросил,
преодолевая внутреннее борение:
     - Кто тут?
     - Хольгер, - раздался певучий голос.  -  Не  поднимай  шума.  Я  хочу
поговорить с тобой одним.
     Сердце у него заколотилось, меч выпал из руки, словно вдруг стал  для
нее неимоверно тяжел. Из темноты выла фея Моргана.
     Огонь озарил алым  ее  стройную  фигуру,  сделал  прозрачным  длинное

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.