Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

людей, что-то хрипло приказывал, пинками заставил встать тех,  кто  лежал,
уткнув лицо в землю.
     - Так... - сказал Гуги.. - Этот наверняка - из Круга  Мрака,  видывал
чары и похуже... Он их пытается на нас натравить.
     - Но они колеблются, - отозвался Сарах беззаботно,  словно  сидел  за
пиршественным столом. Снял с плеча лук, короткий, вытянутый. Посмотрел  на
Хольгера. - Показать бы им еще парочку фокусов...
     Тот  в  отчаяньи  подумал  о  карточных  фокусах,   представил,   как
предлагает вождю каннибалов загадать карту... Ага!
     - Гуги, высеки огонь! - крикнул он.
     - Зачем?
     - Поди ты к черту! Огня, быстро!
     Гном достал кресало из мешочка на поясе, а Хольгер тем временем набил
трубку. Пальцы у него дрожали. Трубка еще не раскурилась, а дикари был уже
совсем рядом. Хольгер видел шрам на щеке одного, кость в носу  у  другого,
слышал  шлепанье  босых  ног,  и  даже,  казалось,  их  дыхание.   Глубоко
затянулся.
     И выдохнул.
     Дикари враз остановились, оскальзываясь. Хольгер дымил  так,  что  из
глаз покатились слезы, из носа  закапало.  Слава  богу,  ветер  совершенно
стих. Хольгер поднял над головой плащ, чтобы дым лучше был виден на темном
фоне. Тронул Папиллона коленями и медленно поехал к дикарям. Те стояли как
вкопанные, разинув рты, вытаращив глаза.
     Хольгер помахал руками и крикнул:
     - Бу-у-у!
     Мигом позже ни одного воина в пределах видимости не оказалось. Вокруг
валялось брошенное оружие.  Вопли  дикарей  доносились  из  ущелья  далеко
впереди. Однако вождь  остался  и  стоял  в  гордом  одиночестве.  Хольгер
вытянул меч. Вождь охнул  и  припустил  следом  за  своими  людьми.  Сарах
выстрелил в него из лука, но промахнулся.
     Алианора села на землю, превратилась в девушку, подбежала к  Хольгеру
и обняла его ногу, захлебываясь от восторга:
     - Ах, Хольгер, Хольгер!
     Сарах спрятал лук, чтобы обеими руками схватиться за бока, и эхо  его
хохота разнеслось далеко вокруг.
     - Гений! - орал он. - Сущий гений! Руперт, как я тебя люблю!
     - Хольгер усмехнулся. Он попросту вновь обратился к  беллетристике  -
на сей раз "Янки при дворе короля Артура" -  но  не  было  смысла  это  им
объяснять. Заимствование оказалось удачным, и этого достаточно.
     - Поехали, -  сказал  он.  -  Их  босс  может  пинками  прибавить  им
смелости.
     Алианора вскочила на  коня.  Ее  щеки  разрумянились,  она  выглядела
счастливой. - Быстро же они труса отпраздновали, - злорадствовал Гуги. - А
ведь про них всегда молва шла, что воины они хорошие.  Почему  ж  они  чар
испугались? А потому, что насмотрелись их досыта, самых вредных, вот и  не
выдержали.
     Хольгер не смог с этим не согласиться. Вряд  ли  эта  банда  случайно
оказалась у них на пути. Должно быть, им приказывала Моргана,  как  только
узнала, что русалка не смогла его у себя задержать.  Вряд  ли  они  теперь
вернутся.
     Сарах подъехал к нему:
     - Мне послышалось, что прекрасная госпожа  назвала  тебя  неизвестным
мне именем...
     Алианора покраснела, пробормотала:
     - Н-нет... тебе показалось...
     Сарах поднял брови. Он был слишком деликатен, чтобы в  лицо  обвинить
ее  во  лжи.  Девушка  подъехала  к  нему  так  близко,  что   их   колени
соприкоснулись.
     - Путешествие наше такое тяжелое, - промурлыкала она. - Не  облегчишь
ли ты его рассказом о своих приключениях? На чем ты остановился в  прошлый

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.