Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

На щите его была шестиконечная  звезда,  серебряная  на  голубом  поле,  а
вокруг нее - золотые лилии на алом. Среди его  оружия  нашелся  и  лук  со
стрелами. Кобыла у него была белая, поджарая. Гнедого мерина  Алианоры  он
одобрил, но сказал, что лучше будет купить еще и мула, на  котором  поедет
Гуги с запасом провизии. Потом он еще долго высчитывал, что им еще купить,
не переплачивая.
     Когда они легли спать, Хольгер долго не мог уснуть. Он знал: какие бы
меры предосторожности они ни принимали,  фея  Моргана  узнает  о  цели  их
путешествия, если уже не узнала - и постарается им  помешать,  как  только
сможет.



                                    18

     Два раза они ночевали  на  крестьянских  подворьях.  Хольгер  заметно
уступал Сараху в красноречии  и  потому  помалкивал.  Сарацин  говорил  за
двоих, был веселым, обходительным и уделял девушке все больше внимания - а
Хольгер  выглядел  все  более  угрюмым  и  неразговорчивым.  Он   старался
сохранять хладнокровие - в конце концов, какие он имел права на  Алианору?
- но удавалось это ему плохо.
     На третий день села и пашни остались позади. Ночевали  они  в  шалаше
пастуха, рассказавшего  им  несколько  жутких  историй  о  диких,  ужасных
налетчиках,  державших  в  страхе  эти  края.  Наиболее  кровавой   славой
пользовались тролли порой забредавшие  сюда.  Здесь  кончались  населенные
христианским людом места - дальше были одни лишь владения каннибалов.
     И вот наутро они стали подниматься в горы еще более высокие и крутые,
чем на востоке. Алианора объяснила, что они оказались у  подножия  мощного
хребта Ютун.
     - По другую сторону хребта - только холод, мрак  и  льды,  освещенные
полярным сиянием. Там - края великанов.
     Но цель их путешествия лежала гораздо ближе - на  равнине  у  отрогов
горных вершин. Однако впереди была самое малое неделя пути по  трудному  и
опасному бездорожью.
     Они проезжали меж валунов, покрытых шрамами от  ледников;  взбирались
на пологие склоны, спускались со склонов; оказывались  в  пробитых  ветром
каньонах с острыми, как бритва, краями, таких узких, что дневной свет едва
проникал в них. Лес остался позади, лишь росли там и сям скрюченные горные
сосны, трава была редкая и жесткая, ветер, холодный даже в полдень,  ночью
становился ледяным. Облака проползали высоко в  небе,  бледное  солнце  не
грело,  а  звезды  казались   зловещими   льдинками.   Часто   приходилось
переправляться через  быстрые  ручьи,  стекавшие  с  гор.  Тогда  их  кони
напрягали все силы, сопротивляясь потоку. Лишь Гуги выходил сухим из  этих
переправ - его коротеньких ножек вода н достигала.  Время  от  времени  он
жизнерадостно вопил: "Эгей, корабль на горизонте!", или "Обрасопить рифы!"
- но забавлял этим лишь одного себя. Сарах нюхал табак, чихал  и  цветисто
проклинал путешествие (он вообще отказывал этим местам в праве иметь нечто
похожее на климат), но упорно ехал дальше.
     - Когда я вернусь домой, -  говорил  он,  -  лягу  на  солнышке,  под
цветущим апельсиновым деревом. Невольницы будут наигрывать сладкие песенки
и класть виноград прямо в рот. А чтобы  сохранить  форму,  буду  постоянно
упражняться - два раза в день шевелить быстро пальцами. Когда продет  пара
месяцев и такая жизнь мне наскучит, отправлюсь на рыцарские подвиги -  ну,
скажем, в ближайшую кофейню.
     - Ах, кофе... - вздохнул Хольгер. У него кончается даже выменянный  у
Унриха табак, или что это там было.
     Время от времени  Алианора  превращалась  в  лебедицу  и  улетала  на
разведку. Как-то, на четвертый день путешествия,  когда  она  скрылась  из
глаз, Сарах посмотрел на Хольгера с необычной для сарацина серьезностью:
     - Хоть она и одевается довольно странно, девушку такую  встретишь  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.