Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Нам нужны две комнаты, - сказал он.
     - Ох, да я могу спать в конюшне, - сказал Гуги.
     - Все равно нужны две.
     Когда они  спешились,  Алианора  подошла  к  нему  вплотную.  Хольгер
вдохнул нежный солнечный запах ее волос.
     - Зачем? - шепнула она. - У костра мы спали под одной попоной.
     - Да, - буркнул он. - Но теперь я за себя не ручаюсь.
     Алианора захлопала а ладошки:
     - И прекрасно!
     - Я... ко всем чертям! Две комнаты, я сказал!
     Хозяин пожал плечами. И постучал  себя  пальцем  по  лбу,  когда  ему
показалось, что никто на него не смотрит.
     Комнаты оказались маленькими, из мебели там имелись  только  кровати.
Но выглядели они достаточно опрятно. Хольгер ломал  голову  -  как  же  он
уплатит по счету? У них ведь ни гроша. До сих пор у него хватало  забот  и
без раздумий о деньгах. Алианора, дитя лесов, могла вообще забыть о  таких
тонкостях. И еще... Известие о  их  въезде  в  город  наверняка  разошлось
широко. Кто-нибудь  легко  догадается,  что  светловолосый  рыцарь,  вдруг
ставший смуглым брюнетом, получил новое лицо  от  Мартинуса.  Слух  о  том
может дойти до сарацина. Ну что ж, кинулся в воду - плыви...
     Он снял доспехи, переоделся в лучшую накидку и чулки, но меч  повесил
на пояс. Выйдя из комнаты, столкнулся с  Алианорой.  Порадовался,  коридор
слишком темный, и девушка не видит его нового лица.
     - Пойдем поужинаем? - спросил он неуверенно.
     - Да, - ответила она приглушенно и вдруг взяла его за руки - Хольгер,
я тебе не нравлюсь?
     - Ну что ты. Я очень тебя люблю.
     - Может, все оттого, что я - дева-лебедь, дикая  и  некрашенная?  Это
можно исправить. Я могу научиться быть дамой.
     - Алианора... Я... Ты ведь знаешь - я должен вернуться домой. Что  бы
там ни говорили, в этом мире нет для меня места. Когда-нибудь мне придется
уйти. Навсегда. Нам обоим будет нелегко, если... я твое  сердце  заберу  с
собой, а свое оставлю тебе.
     - А если ты не сможешь вернуться? - спросила она. -  Если  останешься
здесь навсегда?
     - Н-ну... это уже будет совсем другая история.
     - Ох, как мне хочется, чтобы ты тут остался.  Но  я  все  равно  буду
помогать тебе искать путь домой, раз ты так  хочешь,  -  она  отвернулась,
понурила голову. - до чего же неприятная штука - жизнь...
     Хольгер взял ее за руку, и они  спустились  вниз,  в  длинный  зал  с
низким потолком, освещенный свечами и пламенем большого камина. Там  сидел
еще один постоялец. Завидев Хольгера и Алианору, он  сорвался  с  лавки  с
криком: "О...", но замолк, едва Хольгер вышел на свет.
     - Я ошибся, благородный рыцарь, -  поклонился  незнакомец.  -  Принял
тебя за того, кого разыскиваю. Простите мне, господин, и ты, госпожа.
     Хольгер присмотрелся к нему. Несомненно, это  был  сарацин.  Среднего
роста, худощавый и гибкий, весьма элегантный в белом  кафтане,  просторных
шароварах и красных туфлях  с  загнутыми  носками.  На  поясе,  обвивающем
несколько раз его тонкую талию, висела булатная сабля. Лицо  под  тюрбаном
со страусиными перьями и изумрудной  заколкой  было  узкое  и  смуглое,  с
орлиным носом, острой черной бородкой и золотыми серьгами в ушах. Двигался
он с кошачьей грацией, голос его был спокоен и вежлив,  но  Хольгер  чуял,
что в битве это был бы страшный противник.
     - Охотно прощаю, - сказал Хольгер, стараясь не уступить в  учтивости,
- могу  ли  я  представить  госпожу  Алианору  де  ла  Форе.  <измышленный
Хольгером "дворянский" титул переводится как "Алианора-из-леса">  Я... гм,
я сэр Руперт из Граустарка.
     - Боюсь, я никогда не слышал твоего имени, сэр рыцарь, но я приехал с
дальнего юго-запада и места эти  мне  совершенно  неизвестны.  Сэр  Сарах,
некогда король Мавритании, к твоим услугам, - сарацин склонился  до  самой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.