Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Но...  ты  же  раньше  предупреждал,  чтобы  я  не  вздумал  к  ней
приставать.
     - Тогда я еще не  знал.  А  теперь  вижу,  ты  ей  как  нельзя  лучше
подходишь. Девушке нужен парень. Вы с ней могли бы стать царем  и  царицей
наших лесов. Все бы вам только рады были.
     - Эх, вижу я, помощи от тебя не дождешься... Гуги был уязвлен:
     - Я старался, как мог! Сколько раз харю отворачивал или в лес уходил,
чтобы вас одних оставить!
     - Я не о том... Ладно, не будем об этом.
     Он закурил трубку и угрюмо уставился на огонь. Он вовсе  не  был  Дон
Жуаном и понять не мог, почему женщины этого мира одна за другой бросались
ему в объятья. Конечно, Меривен и фея Моргана имели на то веские  причины,
шли на то в интересах  дела,  но  Хольгер  был  не  настолько  туп,  чтобы
заметить, с каким удовольствием они  выполняли  обязанности.  Алианора  же
врезалась в него по уши, и точка. С  чего  бы  вдруг?  Хольгер  отнюдь  не
считал, что необычайно притягателен для женщин.
     Но тот человек, его здешнее "альтер эго", мог быть совершенно другим.
Об  этом  свидетельствовали  тысячи  неуловимых  мелочей,  выплывавших   к
дремлющему глубоко в нем второму "я" - мелочи эти постепенно изменяли его,
влияли на отношение к нему окружающих. Так каким он был, рыцарь, носящий в
гербе три сердца и трех львов?
     Задумался. Попробуем это обмозговать. Несомненно,  он  могучий  воин,
что многое  значит  в  этом  мире.  Порывистый,  но  достаточно  спокойный
авантюрист, не блещущий остротой ума,  но  умеющий  любить  по-настоящему.
Наверняка чуточку идеалист; Моргана вспомнила, что он сражался на  стороне
Порядка, хотя мог добиться больших выгод,  выступая  за  Хаос.  Производил
большое впечатление на женщин  -  иначе  Моргана,  столь  хладнокровная  и
умная, не забрала бы его к себе на Авалон. И... да вот и все, пожалуй, что
удалось логически вычислить. А может, это все, что он помнит?
     Минуточку! Авалон. Хольгер глянул на  свою  правую  руку.  Эта  самая
ладонь лежала на балюстраде из зеленого малахита, выложенного  узорами  из
рубинов и серебра. Он помнил, как солнечные  лучи  освещали  руку,  золотя
волоски на фоне загорелой кожи, и серебро  было  теплее  камня,  а  рубины
кроваво отблескивали. Балюстрада - на вершине обрыва,  отвесной  скалы,  и
скала эта стеклянная. Сверху видно,  как  солнечные  лучи  преломляются  в
гротах, пылают мириадами крохотных  радуг  и  вновь  вырываются  наружу  -
пылающие искры алого, золотого, фиолетового. Море внизу  -  темное,  почти
пурпурное; там где скалы  рассекают  воду  подобно  носу  корабля  -  пена
удивительной белизны; Авалон никогда  не  стоял  на  месте,  он  плавал  в
западном океане, окутанный туманом своей магии...
     Но больше ничего не удалось припомнить. Он глубоко вздохнул и  уселся
у костра.
     Через несколько дней, а может, недель - Хольгер потерял счет  времени
- они выехали из чащобы и оказались на голых равнинах, где лес напоминал о
себе лишь редкими рощицами. Пшеничные и ячменные поля желтели  на  отлогих
склонах холмов, на огороженных лугах  паслись  коровы,  овцы  и  невысокие
косматые лошадки. Крестьянские дома тут были глинобитные,  они  попадались
чаще, сбивались в деревеньки посреди полей. Иногда встречались  деревянные
замки, окруженные палисадом. Более современные, каменные, строили, видимо,
дальше на западе, на землях, где полновластно расположилась Империя.
     На севере Хольгер увидел  туманную  голубую  полосу  мощного  горного
кряжа.  Три  высоких  вершины  словно  парили  в  воздухе,  отсеченные  от
оснований. Гуги объяснил, что и за теми горами - область Серединного Мира.
А потому не удивительно, что все здесь ходили с оружием, даже в поле;  что
строгая иерархическая пирамида Империи превратилась тут  в  отношения,  не
отягощенные излишними формальностями.  Рыцари  у  которых  путешественники
дважды ночевали были неграмотными, суровыми,  неотесанными,  но  держались
дружелюбно и жаждали новостей.
     На третий день  путешествия  по  этим  земледельческим  краям  они  с
заходом солнца въехали в Тарнберг - Алианора сказала, что в вей  восточной

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.