Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сердце.
     - Может, и остался  в  Дании  кусочек  дикой  чащобы,  -  услышал  он
собственный голос. - Быть может, осталась парочка ястребов. Но медведей  в
Дании нет и быть не может!
     Разве что из  зоопарка  какой  удрал...  Ну  вот,  начинаются  глупые
домыслы.  Сначала  нужно  разузнать  о  том  о  сем,  а  уж  потом строить
догадки...
     Может, он сошел с ума, и у него  галлюцинации?  Что-то  не  похоже...
Слишком четко работает его мозг. Хольгер видел солнечные луга и  танцующие
в  них  пылинки,  видел  листья,  вдыхал  запах  конского  пота  и  своего
собственного, запаха мха - для сновидения  слишком  много  деталей...  Его
спокойный  по  натуре  характер  унял  чуточку  бег  мыслей  и  привел   к
единственно возможному решению: даже если это и сон, ничего не  поделаешь,
придется жить в нем и дальше. Прежде всего - информация и сон.
     Поразмыслив, он поменял эти потребности местами.
     Конь держался с ним исключительно дружелюбно.  Вообще-то  Хольгер  не
имел права его забирать, но сейчас его собственные нужды были, несомненно,
важнее прав неизвестного хозяина, так  беззаботно  бросившего  здесь  свою
собственность. А потому Хольгер преспокойно оделся. Ему  пришлось  изрядно
пораскинуть мозгами, чтобы надеть незнакомую  одежду  -  но  все,  включая
сапоги, сидело на нем, словно было на него шито. Даже подозрительно...  Он
запаковал оставшееся и вернулся к коню. Скакун тихо фыркнул, когда Хольгер
садился в седло; потом без понукания подошел к копью.
     - Никогда бы не подумал, что  кони  такие  умные,  -  сказал  Хольгер
громко. - Ну ладно, я понял намек.
     И взял копье, упер  его  в  обнаруженную  на  седле  подпорку;  зажал
поводья левой рукой, громко  причмокнул.  Папиллон  направился  в  сторону
солнца.
     Вскоре обнаружилось,  что  Хольгер,  как  ни  странно,  умеет  ездить
верхом! До сих пор его познания в конной езде  ограничивались  несколькими
попытками, кончившимися плачевно. Он всегда говорил, что конь - всего лишь
большая неуклюжая животина, занимающая  место  в  пространстве.  И  потому
удивительной была  симпатия,  какую  он  мгновенно  почувствовал  к  этому
огромному созданию.  Еще  удивительней  была  легкость,  с  какой  Хольгер
держался в седле. Словно он всю жизнь был ковбоем. Задумавшись  над  этим,
он пошатнулся в седле, враз потеряв уверенную посадку. Папиллон фыркнул  -
с насмешкой, мог бы поклясться Хольгер. А потом датчанин выбросил  все  из
головы и высматривал  дорогу  меж  деревьями,  сосредоточив  на  этом  все
внимание. Конь шагал по тропинке - протоптанной  оленями?  -  но  лес  был
такой густой, что ехать в нем с копьем в руке было чертовски неудобно.
     Солнце  клонилось  все  ниже,  и  наконец  лишь   несколько   лучиков
просвечивали сквозь переплетение черных  стволов  и  веток.  Черт  побери,
столь  обширная  чащоба  не  может  находиться  в  Дании!   Неужели   его,
бесчувственного, перевезли в Норвегию? В Лапландию? В Россию? К  черту  на
рога? Быть может, он лежал без сознания несколько недель, и  пуля  вызвала
выпадение памяти? Нет, рана совсем свежая...
     Хольгер вздохнул. Все эти размышления не могли составить  конкуренции
мыслям   о   еде.   Хватило   бы   жареной   трески,  и  кружку  холодного
"Карлсберга"...   Нет,  поедим-ка  по-американски  и  закажем  бифштекс  с
косточкой, обложенный маринованным луком...
     Папиллон взмыл на дыбы, едва не выбросив Хольгера из седла.  Из  гущи
кустарника, из сгущавшейся темноты вышел лев.
     Хольгер невольно вскрикнул. Лев остановился, выгнув хвост, из горла у
него вырвался глухой рык. Папиллон беспокойно  приплясывал,  рыл  копытами
землю. Хольгер обнаружил вдруг, что опустил копье, уставив его  в  сторону
огромного кота.
     Из глубины леса донесся протяжный волчий вой. Лев  стоял  неподвижно.
Хольгер не чуял охоты дискутировать с ним о правилах  дорожного  движения.
Он отъехал в сторону, хотя Папиллон, казалось, готов был драться.  Миновав
льва, Хольгер ощутил сильную тягу пуститься галопом. Но  тогда  первый  же

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.