Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

оказаться в тот миг в доме той женщины. Леди  Бланшефлор...  -  черт,  как
объяснить им, что грипп, которым она наверняка болеет, вызывается вирусом?
- Леди Бланшефлор больна. Ни собаки, ни волки  этой  хворобой  не  болеют.
если бы она обернулась волком, будучи больной, была бы чересчур слаба и не
смогла бы двигаться так быстро и ловко. Если бы,  приобретя  облик  волка,
она выздоровела бы, это означало бы, что  вирус...  гм,  демон,  вызвавший
болезнь... умер,  оказавшись  в  зверином  теле.  И,  вернувшись  вновь  в
человечье обличье, она уже не страдала бы от кашля  и  жара,  верно?  Леди
Бланшефлор вне подозрений.
     Раймберг прижалась к стене, словно хотела исчезнуть в ней.  Ее  отец,
полностью сломленный, вскрикнул и изогнулся в кресле, пытаясь прикоснуться
к ней связанными руками.
     - Нет, нет, нет... - заорал он.
     Толпа заворчала и взвыла, словно среди нее оказались настоящие волки.
люди медленно надвигались, ощетинившись оружием, вытянув к девушке руки.
     Девушка упала на четвереньки.  Ее  лицо  исказилось,  преображаясь  в
звериную морду. Зрелище было жуткое.
     - Раймберг! - крикнул Хольгер. - Не надо! Я не позволю им...
     Рауль попытался проткнуть ее копьем. Хольгер отразил удар,  перерубив
древко пополам, Раймберг взвыла. Алианора подскочила к ней и схватила ее в
объятья, почти преобразившуюся.
     - Нет! Сестренка, возвращайся к нам! Он тебя спасет, обещаю!
     Щелкнула пасть, но Алианора схватила губы зверя руками и натянула  их
на клыки, чтобы волк не мог укусить.
     Вскоре ей удалось обуздать зверя, и он замер.
     - Девочка, мы тебе добра желаем...
     Толпа напирала всерьез, и Хольгер принялся за дело. Кулаком и ударами
меча плашмя  он  свалил  особенно  запальчивых,  и  толпа  поутихла.  Люди
ворчали, глядели исподлобья, но уважение к гиганту в доспехах поумерило их
воинственность.
     Хольгер обернулся к Раймберг. Она уже вернулась в человеческий облик,
плача, прижалась к Алианоре:
     - Я этого не хотела. Не хотела. Это на меня находит,  и  я...  я  так
боялась, что меня сожгут... Отец Вальдебрун, моя душа погублена?  Мне  уже
не уйти от адского пламени... Те дети так кричали...
     Хольгер переглянулся со священником и сказал.
     - Это болезнь. Девушка не виновата. И ничего тут не поделаешь.
     Юв тупо смотрел перед собой.
     - Я подозревал, что это она, - бормотал он.
     - Когда волк пробежал мимо меня, я знал, где Бланшефлор, где Гью... и
запер  дверь.  Я  хотел...  я  думал, если удастся выждать, и она уедет  в
Вену...
     - А почему бы и нет? - сказал Хольгер. -  По-моему,  отличный  выход.
Когда  она  окажется  вдали  от  злых  чар  Серединного  Мира,  наваждение
ослабнет. А пока,  понятно,  нужно  ее  хорошенько  сторожить.  Все  может
повториться...
     - Это кончится, когда взойдет  солнце,  и  ее  душа  проснется,  душа
человека, - сказал священник. - Тогда ей понадобится утешение...
     - До сих пор ни один ребенок не погиб, - сказал Хольгер.  -  Ее  отец
заплатил возмещение тем, чьи дети были поранены, тем, кто понес какой-либо
урон. Отправьте ее в Вену  как  можно  быстрее.  Думаю,  она  выздоровеет,
отдалившись миль на сто. А в Империи никто ничего не должен знать.
     Рауль - синяк у него под глазом уже наливался черным -  упал  в  ноги
сэра Юва, а Одо,  хлюпая  расквашенным  носом,  пытался  развязать  крепко
затянутые узлы.
     - Прости нас, господи! - сказал пастух.
     Юв слабо усмехнулся:
     - Боюсь, это я должен молить вас о прощении. И прежде других -  тебя,
сэр 'ольгер.
     Раймберг подняла мокрые от слез лицо:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.