Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Хольгер  отворил  среднюю.  Комната  увешаны  шкурами  и  трачеными  молью
гобеленами. Пламя восковых свечей освещало женщину, лежащую  на  ложе  под
балдахином. Прямые седеющие волосы обрамляли благородное,  пылавшее  жаром
лицо. Женщина чихала и  кашляла  в  платок.  Тяжелая  простуда,  определил
Хольгер.  У   изголовья   сидела   девушка,   тут   же   вскочившая,   лет
шестнадцати-семнадцати, стройная фигурка, длинные  светлые  косы,  голубые
глаза, вздернутый носик, алые губки. На ней было  платье  прямого  покроя,
перетянутое поясом с золотой пряжкой.
     Хольгер поклонился:
     - Простите мое вторжение. Я был вынужден.
     - Знаю, - сказала девушка встревоженно. - Я все слышала.
     - Вы ведь Раймберг?
     - Да, я дочь сэра Юва. Моя  матушка  Бланшефлор,  -  упомянутая  дама
вытерла нос платком и  уставилась  на  Хольгера  со  страхом,  лишь  самую
малость приглушенным вызванными  болезнями  страданиями.  Раймберг  нервно
сжала тоненькие ладони. - Я не могу поверить в то,  что  ты  говорил,  сэр
рыцарь. Что один из  нас  -  этот..  тот  зверь,  -  она  удержала  слезы,
как-никак она была дочерью рыцаря.
     - След ведет сюда, - сказал Гуги.
     - Кто-нибудь из вас видел волколака? - спросил Хольгер.
     - Мы были в дальних комнатах, я и Гью, а матушка  спала.  Двери  были
заперты. Отец  сидел  в  главном  зале.  Услышав  шум,  я  прибежала  сюда
успокоить маму. - Значит, волколак - сам сэр Юв, - сказала Алианора.
     - Нет, не  отец!  -  прошептала  Раймберг.  Бланшефлор  закрыла  лицо
руками. Хольгер отвернулся:
     - Пойдемте дальше.
     Комната мальчишки - у лестницы,  ведущей  на  верхушку  башни.  Полна
обычных для этого возраста вещичек. Комната Раймберг - напротив, в  другом
конце коридора. Там стоял сундук с  приданным,  прялка  и  все  остальное,
потребное девице знатного рода. Гуги не мог привязать  запах  к  какому-то
одному помещению, сказал, что он  идет  отовсюду.  Волколак  что  ни  ночь
навещал эту часть дома. Но это не означало, что  кто-то  заметил.  Он  мог
входить и выходить через окно, пока все спали.
     - Один из трех, - сказала Алианора подавленно.
     - Из трех? - поднял брови Гуги. - А почему ты уверена,  что  мать  не
может оказаться зверем? Ведь она стала бы здоровой, как только сменила  бы
шкуру.
     - Да? Я не знала. Волколаки не так  уж  часто  встречаются,  чтобы  я
знала, как бывает, когда они болеют... Значит, четверо. Один из четверых.
     Хольгер понуро поплелся  в  главный  зал.  Рауль  и  Одо  уже  навели
порядок. Люди стояли вдоль стен, а Папиллон - у входа. Юв и Гью  сидели  в
креслах с высокими спинками, связанные по  рукам  и  ногам.  У  них  сидел
Фродарт - его лишь обезоружили. Священник молился.
     - Ну что? - крикнул Рауль, когда они вошли. - Кто из них?
     - Не знаем, - сказала Алианора.
     Гью плюнул в сторону Хольгера.
     - Когда я увидел тебя без шлема, сразу подумал, что ты на рыцаря мало
похож, - сказал он язвительно. - А теперь, когда вижу, как ты вламываешься
к беззащитным женщинам, знаю наверняка - ты не рыцарь.
     Следом за Гуги вошла Раймберг. Подошла к  отцу  и  поцеловала  его  в
щеку. Окинула взглядом зал и сказала:
     - Вы напали на своего господина, вы хуже собак!
     Одо мотнул головой:
     - Нет, госпожа моя. Господин, который не заботится о своих людях - не
господин. У нас дома детишки, мы хотим, чтобы их сожрали заживо.
     Рауль ударил в стену тупым концом копья:
     - Тихо вы, там! Волк должен сегодня  умереть.  Назови  его  имя,  сэр
'Ольгер. Его... или ее. Назови имя волка.
     - Я... - Хольгер ощутил слабость в ногах. Облизнул губы.
     Мы не знаем, - крикнул Гуги.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.