Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ребенка из колыбельки. Пьер его  ударил  серпом  и  клянется,  что  железо
прошло сквозь волка, как сквозь туман. А Берта его сгоряча трахнула старой
серебряной ложкой, памятью бабкиной. Вот тогда он бросил ребенка  -  слава
богу, не покалечил! - и выпрыгнул в окно. Вот я и спрашиваю:  обычный  это
волк?
     - Нет, - тихо, испуганно сказала Алианора. Рауль сплюнул:
     - Вот мы и будем спать за стенами, пока опасность не минует,  а  волк
пусть рыщет по пустому лесу. Может, мы отыщем, кто  это  меняет  шкуру,  и
спалим его на костре, - и добавил учтиво: - Очень  все  это  некстати  для
сэра Юва, он сейчас снаряжает свою дочку Раймберг в путешествие на запад -
она должна обвенчаться в Вене с третьим сыном маркграфа. Мы молимся,  чтоб
побыстрее пришел конец нашим бедам.
     - Наш господин, увы, не сможет принять тебя так, как ты заслуживаешь,
сэр 'Ольгер, - сказал какой-то парень. - Он  будет  всю  ночь,  сэр'Ольгер
ходить дозором по стенам, чтобы  волк  не  перескочил  внутрь.  А  госпожа
Бланшефлон не поднимается с постели, она больна. Но сын их и дочь  сделают
все, чтобы принять тебя достойно.
     Хольгер подумал, что и  ему  следовало  бы  вставать  на  стражу.  Но
побоялся, что уснет - позади бессонная ночь и день в седле. Когда Папиллон
неспешно зашагал впереди  стада,  датчанин  попросил  Алианору  рассказать
подробнее про свалившуюся на сельчан напасть.
     - Есть два способа для человека превратиться в зверя, - сказала  она.
- Один - это заклятья, наложенные на обычных  людей.  Как  моя  туника  из
перьев. Второй способ гораздо более мрачный. Иные люди рождаются на  свет,
имея двойную сущность, и чары здесь ни при чем. Или другим  зверем...  что
ни ночь. В человеческом обличье он приятный и рассудительный, а  в  облике
зверя  сеет  смерть,  пока  не  утолит  жажду  крови  или  не  вернется  в
человеческий вид из страха перед разоблачением. Трудно их  победить  -  их
раны заживают в одно мгновенье. Только серебро причиняет им  боль,  только
серебряным оружием их можно убить.  Но  от  такого  оружия  он  ускользает
быстрее, чем любой настоящий зверь.
     Человека, что ни ночь, охватывает желание стать медведем,  или  диким
котом или волком. - Все не совсем так. Тот парень прав -  это  может  быть
кто-то из них. Небольшая примесь крови в человеческих жилах может  дремать
всю жизнь, если окажется слишком слабой, чтобы проявить  себя.  Но  сейчас
чернокнижье набрало силу и могло пробудить спящего демона.
     - И пусть поможет бог тому, кто этим перепуганным  селянам  покажется
волком, - буркнул Гуги.
     Хольгер ехал к городским воротам в угрюмом раздумье. Был во всем этом
свой смысл, хотя и диковинный,  как  большинство  управляющих  этим  миром
законов. Волколачество - скорее всего  набор  унаследованных  генов.  Если
набор этот оказался полным, человек несознательно умирал, как  только  его
отец обнаруживал в колыбельке волчонка. Если  набор  был  "некомплектным",
тенденция  к  смене  облика  слабела.  У  этого  несчастного   крестьянина
дремавшее в нем проклятье никогда до того себя не проявляло.  До  времени,
когда из-за гор повеяло магией Серединного Мира, и она разбудила связанные
с волколачеством процесс - биологические или химические.
     Хольгер всматривался в темноту. Городок окружен был мощным  палисадом
с узкой галереей, по которой будет ходить сегодня  ночью  сэр  Юв.  Внутри
теснились узкие деревянные домишки. Двухэтажные попадались  редко.  Кривые
улочки были обычными тропинками, немощеными и пыльными, усеянными навозом.
Ведущая в ворота "главная улица"  оказалась  лишь  самую  чуточку  шире  и
прямее. Въехав в ворота, Хольгер стал объектом любопытства  для  женщин  в
длинных платьях и чепцах, нечесанных детушек  и  ремесленников  в  рабочей
одежде. Большинство  из  них  держало  факелы,  мерцающие,  коптящие.  Они
проводили Хольгера взглядами, уважительно примолкнув.
     Хольгер задержался у боковой улочки, темного  туннеля,  образованного
домами и целиком почти накрытого их галерейками. Увидел  вздымавшуюся  над
гребнями острых крыш верхушку угловатой башни - скорее всего,  это  и  был
дом сэра Юва. Стоявший поодаль здоровяк пригладил волосы обеими  руками  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.