Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

волосы, ее слезы ласкали его лицо, словно потоки солнечного света.
     Гуги выплясывал вокруг гранитной глыбы:
     - Золото, золото,  золото!  Каждый  великан  носит  суму  с  золотом!
Парень, отвяжи ее, станем богаче короля!
     Хольгер с трудом поднялся и подошел к нему.
     - Я бы тебе не советовала, - сказала Алианора. - Правда, деньги нам в
пути не помешают, и если уж ты намерен их забрать - позволь, их понесу  я,
чтобы проклятье пало на меня одну. Ох, любимый мой!
     Хольгер жестом приказал Гуги отойти и склонился над  сумой  из  плохо
выделанной кожи, завязанной  ремнем.  Несколько  монет  выпали  из  нее  и
блестели на земле, как крохотные солнца. Быть может, проклятье на  них  не
падет, если употребить часть денег  на  благие  цели,  например,  возвести
часовню в честь Святого Георгия?
     Что это за запах? Не вонь шкур, другой запах,  приятный,  так  пахнет
воздух  после  грозы,  когда  небо  прояснится...   Озон?  Несомненно.  Но
откуда...
     - Боже мой! - вскрикнул он. Подхватил  Алианору  на  руки  и  побежал
прочь - Гуги! Беги! Скорей отсюда! Ничего не трогай, если жизнь дорога!
     За  несколько  минут  они  собрали  вещи,  вскочили  на  Папиллона  и
помчались вниз по западному склону горы. Лишь  проскакав  несколько  миль,
Хольгер остановил коня Гуги и  Алианора  тут  же  потребовала  объяснений.
Пришлось сходу выдумать побасенку, будто святые вдруг предупредили  его  о
смертельной опасности. К счастью, его авторитет в  группе  был  достаточно
высок, и они поверили.
     Но как он растолковал бы и правд? Он сам плохо разбирался  в  ядерной
физике, но помнил, как  на  лекциях  в  университете  им  рассказывали  об
экспериментах Лоренца и Резерфорда по превращению элементов. И  о  лучевой
болезни.
     Россказни  о  проклятьи,  лежащем  на  золоте,  которое  забирали   у
превращенных солнечными лучами  в  камни  великанов,  оказались  чистейшей
правдой. Во время превращения углерода в кремний  возникали  радиоактивные
изотопы, и счет исходного продукта шел на тонны.



                                    13

     Минул полдень, а они все еще спускались в долину. Но  на  душе  стало
спокойнее.  Лес  вокруг,  буковый  с  редкими  соснами,  нес  явные  следы
присутствия человека: пни порубок, грядки на росчистях, выщипанный  скотом
подлесок, и,  наконец,  что-то  похожее  на  торную  дорогу  -  по  словам
Алианоры, она вела в городок, куда попасть можно  еще  засветло.  Хольгер,
утомленный состязанием с Беламоргом, подремывал в седле  -  езда  шагом  и
птичье щебетание убаюкивали. Они миновали одинокую  ферму.  Основательный,
крытый соломой дом из ошкуренных бревен солидный  хлев  свидетельствовали,
что хозяин - человек зажиточный. Но из  трубы  не  поднимался  дым,  а  на
подворье было тихо и пусто - только ворон сказал, насмешливо каркая.
     Гуги показал на дорогу:
     - По следам видно - хозяин  пару  дней  назад  всю  скотину  в  город
погнал. Но отчего бы вдруг?
     Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь зеленые кроны, вдруг  показались
Хольгеру холодными.
     К вечеру выехали на открытое  пространство.  Перед  ними  раскинулись
поля созревающей пшеницы, явно  принадлежавшие  жителям  близкой  деревни.
Солнце уже скрылось за лесом, черной полосой  выделявшимся  на  алом  фоне
гаснущего заката. На востоке заблестели над горами первые звезды. Было еще
довольно светло, и Хольгер рассмотрел примерно в миле впереди облако  пыли
на дороге. Он причмокнул, и папиллон пустился рысью. Алианора, забавы ради
гонявшаяся за прилетевшими с заходом солнца нетопырями, тут же  опускались
на седло позади Хольгера и приняла человеческий облик.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.