Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А почему?
     - Потому что мое имя - Беламор. Ужасное  имя,  его  надолго  запомнят
множество вдов, множество сирот, множество в щепки  разнесенных  деревень.
Называй меня моим подлинным именем.
     - Ну  видишь  ли,  там,  откуда  я  пришел,  "Юмбо"  -  это  вежливое
обращение... - и еще минут пятнадцать Хольгер  плел  какую-то  невероятную
историю.
     Наконец великан решительно перебил его:
     - Последнюю загадку! И поспеши, иначе растопчу!
     - Ишь ты... Как хочешь. Ответь, что  это:  зеленое,  имеет  колеса  и
растет около дома?
     - Как? - огромная челюсть отвисла.
     Хольгер повторил.
     - У какого дома?
     - Да у любого, - сказал Хольгер.
     - Растет говоришь? Вопрос о неких фантастических деревьях, на которых
растут колеса - не настоящая загадка.
     Хольгер уселся и стал чистить ногти концом меча. Ему пришло в голову,
что магниевый кинжал Альфрика  может  произвести  тот  же  эффект,  что  и
солнечные лучи. А может, и  нет.  Мощность  излучения  наверняка  окажется
недостаточной. Однако, если дойдет  до  драки  нужно  все  же  испробовать
Пламенно Острие. Хольгер отметил, что различает силуэт  гиганта,  хотя  от
костра остался только пепел.
     - В моей стране такие загадки загадывают друг другу  дети,  -  сказал
он.
     Вот это была чистая правда. Но уязвленное "эго"  Беламорга  позволило
Хольгеру выиграть еще несколько минут - пока великан ворчал и ругался.  Но
вскоре он, гневно урча, с головой погрузился в размышления.
     Хольгер  сидел,  не  шелохнувшись.  Алианора  и  Гуги  лежали  словно
каменные. Даже Папиллон замер. Все взоры были обращены на восток.
     Небо поголубело.
     Минула частица Вечности, прежде чем великан грохнул кулаком  оземь  и
уставился на них.
     - Сдаюсь, - проворчал он. - Солнце меня жжет.  Пора  искать  убежище.
Какова отгадка?
     Хольгер встал:
     - А почему я должен тебе ее выдавать?
     - Потому что я так хочу! - колосс тоже встал, топнул ножищей и ощерил
зубы: - Говори, иначе я эту девчонку в лепешку растопчу!
     Хольгер изготовил меч.
     - Ну хорошо, - сказал он. - Ответ - трава.
     - Но у травы нет колес!
     - Вот насчет колес я немножко приврал, - сказал Хольгер.
     Гнев рванулся из Беламорга оглушительным рыком. Великан  бросился  на
рыцаря. Хольгер отскочил  подальше  от  Алианоры.  Если  удастся  удержать
гиганта в помрачении от гнева еще минут пять, а самому уцелеть, то...
     - Цып-цып-цып, а вот и не поймаешь!
     Беламорг пытался сграбастать его  ручищами.  Хольгер  что  есть  силы
взмахнул мечом и отрубил ему кончик пальца. Потом он прыгал, уворачивался,
приседал, колол мечом, ругался, разжигая  ярость  великана,  жадно  хватал
полной грудью воздух в редкие мгновенья передышки.
     Когда первые  солнечные  лучи  коснулись  великана,  Беламорг  взвыл.
Такого вопля муки и ужаса Хольгер в жизни не слышал. И  побежал  прочь  от
корчившейся туши, устрашенный страданиями, в которых сам же  был  повинен.
Великан так грянул оземь, что подпрыгнули ближайшие валуны, завыл,  с  ним
происходили чудовищные превращения. Потом  все  стихло.  Лучи  восходящего
солнца озарили длинную глыбу гранита, сохранившую  отдаленное  сходство  с
человеческой фигурой, покрытую кое-как сметанными шкурами.
     Хольгер рухнул на колени. В ушах у него еще стоял этот вопль.
     Когда он пришел в себя, голова его лежала  на  коленях  Алианоры.  Ее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.