Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я буду бороться за друзей, за тебя и... - начал  он.  Присевший  на
корточки великан прервал его:
     - Поспеши, я сказал!
     Шальная мысль мелькнула у Хольгера.
     - Он боится солнечных лучей? - спросил он Алианору писклявым  голосом
евнуха.
     - Еще как! Рассвет превратит его в камень.
     - Ага, - пропищал Гуги. - Парень, если ты ему мозги надолго задуришь,
рассвет его окаменеть заставит, а мы все золото у него загребем.
     - Как знать, - сказала Алианора.  -  я  слышала,  что  добытое  таким
образом золото проклято. Кто его заберет, вскоре умирает. Хольгер,  совсем
скоро ему придется спасаться от солнечных лучей. Неужели ты  не  протянешь
время, ты, победитель дракона?
     - Кажется... могу. - Хольгер обернулся к великану, уже ворчавшему  от
нетерпения. - Я померяюсь с тобой!
     - Три загадки на сегодняшнюю ночь, -  прогудел  великан  и  садистски
ухмыльнулся: - Может, завтрашней ночью я от тебя потребую  трех  новых,  и
послезавтрашней... Свяжи девчонку, чтобы не убежала. Живо!
     Хольгер  делал  это  так  медленно,  как  только  отважился.   Шепнул
Алианоре:
     - Если увидишь, что дело плохо, веревки сбросишь легко.
     - Нет. Если я убегу он на тебя накинется.
     - Мне и так, похоже, придется с ним драться. А так ты спасешься. - Но
говоря фальцетом, он не мог придать своему голосу должной убедительности.
     Подбросил веток в костер и повернулся к великану. Тот  сидел,  уперев
волосатый подбородок в колени.
     - Ну начнем! - сказал Хольгер.
     - Ладно. Ты скоро убедишься, что имел счастье помериться с  мастером,
победившим  на  девяти  турнирах  подряд.  -  Он  глянул  на  Алианору   и
облизнулся: - Лакомый кусочек!
     Меч вылетел из ножен, прежде чем Хольгер успел о том подумать:
     - Заткни свою поганую пасть!
     - Захочешь биться? - под кожей вздулись огромные мускулы.
     - Нет, - опомнился Хольгер.  Но  этот  гиппопотам  осмелился  так  об
Алианоре! - Хорошо. Первая загадка: зачем цыпленок переходит через дорогу?
     - Что? - великан разинул рот, его зубы заблестели, как мокрые  камни.
- ты меня об это спрашиваешь?
     - Да.
     - Любой ребенок тебе ответит! Чтобы попасть на другую сторону.
     Хольгер мотнул головой:
     - Мимо.
     - Лжешь! - Взметнулась мамонтова туша.
     Меч Хольгера со свистом рассек воздух:
     - Я знаю ответ. И ты его можешь отыскать.
     - Никогда я  такого  не  слышал.  -  пробурчал  великан,  но  уселся,
устроился  поудобнее  и  почесал  ручищей  подбородок.  -  Зачем  цыпленок
переходит через дорогу? Чтобы попасть на другую сторону - и все тут! Какой
мистический смысл тут скрыт? Что олицетворяет  цыпленок  и  дорога?  -  он
зажмурился, стал  размеренно  покачиваться.  Связанная  Алианора,  лежа  у
костра, во весь рот улыбалась Хольгеру.
     Прошла  целая  вечность,  наполненная  холодным  ветром  и  холодными
звездами, все еще сиявшими на небе.  Хольгер  увидел,  что  глаза  гиганта
открываются. Они блеснули под нависшими бровями  в  свете  костра,  словно
черно-багровые фонари.
     - Я нашел ответ, - раздался гулкий голос. - Загадка эта похожа на ту,
которой Фиази победил Гротнира пятьсот зим назад. Слушай ответ,  смертный:
цыпленок - душа человеческая,  а  дорога  -  жизнь,  которую  душа  должна
перейти с обочины рождения на обочину  смерти.  На  этой  дороге  ждут  ее
многие опасности, не только зной и болото греха, но еще и повозки войны  и
мора влекомые волами разрушения, а в вышине кружит ястреб по имени Сатана,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.