Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

разделять пессимизм гнома. У них был один конь на троих. Конечно, Алианора
могла часть пути проделать по воздуху, но лебеди не могут парить на  одном
месте, а они не хотели, чтобы девушка  от  них  отделялась.  Папиллон  был
необыкновенно вынослив, но он не мог бежать быстро, неся на спине  рослого
рыцаря в доспехах, девушку, гнома и все их пожитки...
     Выступили на рассвете.  Алианора  превратилась  в  лебедя  и  улетела
разведать дорогу. Вернувшись, уселась позади Хольгера,  обхватила  его  за
талию (прекрасная компенсация за многие  неудобства)  и  рассказала,  куда
следует ехать. Хольгер надеялся, что к вечеру они доберутся до перевала, а
к завтрашнему утру достигнут населенных людьми  мест.  Впереди  еще  много
миль по диким чащобам, но Алианора видела несколько  расчищенных  от  леса
участков земли, несколько одиноких ферм и селеньиц.
     - А там, где живут люди, если  только  они  не  разбойники,  найдется
кусочек священной земли, хотя бы часовенка. А уж к ней  большинство  наших
преследователей и близко не подойдет.
     Хольгер спросил:
     - Но как же может Серединный Мир захватить земли  людей,  если  любая
церковь для них - преграда?
     - Он может этого добиться с помощью созданий, которые не  бояться  ни
дневного света, ни молитв - вроде вчерашнего дракона или обладающих  душой
существ вроде злых гномов. Но их  мало,  и  они  слишком  глупые,  годятся
только для мелких поручений. Главной  силой  Серединного  Мира,  я  думаю,
будут  люди,  выступающие  на  стороне  Хаоса  -  ведьмы,   чернокнижники,
разбойники, убийцы,  все  дикари  -  язычники  севера  и  юга.  Эти  могут
разрушить храмы и убить тех, кто выступит на их защиту  с  мечом  в  руке.
Тогда большинство людей разбежится, и не останется ничего,  что  могло  бы
помешать голубоватому полумраку разливаться все  дальше,  на  сотни  миль.
Страны Порядка будут слабеть, не только оружием, но  и  духом  -  близость
Хаоса вредно влияет на людей, заражает их трусостью, склоняет к подлостям,
подталкивает нарушить законы. - Алианора  зябко  поежилась.  -  Когда  зло
окрепнет,  даже  те,  кто  стоит  на  стороне  добра,  будут   из   страха
пользоваться все более неприглядными методами борьбы, и тем самым  откроют
злу свои души.
     Хольгер вспомнил о своем мире, где в отместку за Ковентри сравняли  с
землей Кельн, и кивнул. Шлем вдруг показался ему страшно тяжелым.
     Чтобы избежать неприятных сравнений он задумался  о  делах  насущных.
Могущество тех, кто  их  преследует,  не  безгранично  -  иначе  их  давно
схватили бы. Но где эти границы пролегают? Что  любопытно:  не  обладающие
душой существа вроде обитателей Фаэра весьма слабы физически  и  в  борьбе
полагаются лишь на хитрость и коварств. Они быстрые  и  проворные,  но  не
способны схватиться на равных  с  сильным  человеком.  (Правда,  великаны,
тролли и другие создания Серединного  Мира  превосходят  людей  силой,  но
Алианора говорила, что они  неповоротливы  и  неуклюжи).  Они  не  выносят
солнечных лучей и потому устраивают вылазки  в  населенные  людьми  районы
лишь с наступлением сумерек, но и тогда им приходится избегать  освещенных
мест и зданий. Их заклятья, как бильярдные шары от стенки  отскакивают  от
каждого, кто охвачен высоким чувством любви:  достаточно  быть  честным  и
самоотверженным, чтобы не опасаться их. Они могут убить своими руками  или
погубить  кознями,  можно  оказаться  обманутыми  ими,  попасть  в  глупое
положение, а то и угодить к ним в рабство - но п о б е д ы над человеком в
полном смысле этого слова им никогда не добиться. Только если сам  человек
того захочет.
     И еще: сила их чар зависит от расстояния. Чем дальше Хольгер удалялся
от фаэра, тем меньшую угрозу представляли его жители.
     Но  это  отнюдь  не  означает,  что  к  Альфрику   нужно   относиться
пренебрежительно. Правда, он не был главным предводителем  вражьих  сил  -
фея Моргана стоит выше, а над ней должны быть другие, вплоть  до  Того,  о
ком Хольгер предпочитал не думать. Однако герцог был могуч, хитер, искушен
в коварстве и вряд ли отказался от мести. И Моргана еще не взялась за дело
всерьез...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.