Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Они прекрасно  провели  время,  пуская  соколов  на  журавлей,  диких
павлинов и других птиц, незнакомых Хольгеру. Меривен весело тараторила,  и
Хольгер смеялся с ней вместе. Этот анекдот об охоте на  василиска...  Вряд
ли он годился для большой кампании, где присутствуют дамы, но в самом деле
был смешной. И Хольгер полностью отдался бы веселью, но память  не  давала
ему покоя. Та женщина, что была с герцогом - Хольгер ее знал!
     Он видел ее какой-то миг, но она до сих  пор  стояла  перед  глазами.
Хольгер знал, что голос у нее низкий, что она горделива  и  капризна,  что
временами  бывает  приятной,  а  временами  ужасной,  но  все  зигзаги  ее
настроения - не более чем изменчивый покров, таящий под собой  несгибаемую
силу воли. Меривен выглядела довольно бледно в сравнении с...  как  же  ее
все-таки зовут?
     - Ты грустен, господин мой, - девушка из  Фаэра  накрыла  его  ладонь
своей. - О, нет. Нет. Я задумался.
     - Оставь! Позволь, я чарами разгоню твои думы, они -  дитя  печали  и
мать непокоя, - Меривен сорвала  зеленую  ветку,  согнула,  взмахнула  ею,
произнесла  несколько  слов,  и  веточка  превратилась  в  арфу.   Меривен
заиграла, запела любовную балладу. Баллада ему понравилась, но все же...
     Они повернули коней, возвращаясь в замок, и  Меривен  вдруг  схватила
его за руку.
     -  Гляди,  вон  там!  -  шепнула  она.  -  Единорог.  Они  тут  редко
показываются. Он увидел прекрасного белого зверя, шагавшего меж  деревьев.
На единственном его роге красовалась веточка  плюща.  Секундочку!  Хольгер
напряг глаза, всматриваясь в полумрак -  что  это,  кто-то  идет  рядом  с
единорогом?
     Меривен напружинилась, как пантера.
     - Если подкрадемся поближе... - шепнула она. Ее конь двинулся вперед,
бесшумно ступая по мягкому мху.
     Единорог стал, оглянулся на них, и тут же его не стало  -  мелькнула,
исчезла    белоснежная    тень.    Меривен    выругалась    с    неженской
изобретательностью. Хольгер  промолчал  он  знал  теперь,  кто  шел  рядом
единорогом - на миг его глаза встретились с глазами Алианоры. Но и она уже
исчезла.
     - Ну что ж, такова жизнь, - сказала Меривен и они  тронулись  дальше,
бок о бок. - Но не горюй так, господин мой.  Потом,  быть  может,  соберем
ловчих и выследим эту тварь.
     Хольгер хотел сейчас одного - лицедействовать как можно  талантливее.
Она никак не должна была почуять, что подозрения его  вспыхнули  вновь.  А
ему следует хорошенько все обдумать. Нет, ничто не давало оснований  плохо
думать о Фаэре, просто  вид  Алианоры  что-то  подтолкнул  в  нем.  И  ему
необходимо посоветоваться с Гуги.
     - Прости, - сказал он - Я тебя  покину.  Хочу  перед  обедом  принять
ванну. - О, моя ванна достаточно велика для нас  обоих  и  для  тех  милых
проказ, которым я тебя хочу научить, - сказала Меривен.
     Хольгер жалел, что на нем нет сейчас шлема закрывавшего  бы  пылающие
уши. - Я хотел бы вздремнуть немного, объяснил он неуклюже.  И  добавил  в
приливе вдохновения: - Нужно как следует отдохнуть перед ночью. Ради тебя.
У меня ведь тут хватает соперников...
     И распрощался, прежде чем она успела ответить, почти вбежал к себе  в
комнату. Гуги, свернувшись клубком на постели,  глянул  на  него.  Хольгер
склонился над ним.
     - Рано утром я видел женщину, - сказал он  быстро  и  тихо,  а  потом
описал ее - не впечатления от  сегодняшней  краткой  встречи,  а  то,  что
таилось в глубине его памяти, казалось, годами. - Кто бы это мог быть?
     - Хм-м... - протер глаза Гуги. - Похоже, это фея  Моргана,  королева.
Может, это ее самую Альфрик нынче с Авалона и вызвал? Тогда  уж  наверняка
самая отпетая чертовщина готовится...
     Фея Моргана! Она! Хольгер был уверен в этом, хотя и не знал,  отчего.
Авалон - да, он видел этот остров птиц и роз, радуги и чар, но где  видел,
когда, при каких обстоятельствах?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.