Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

обтягивающие штаны, короткий голубой плащ, черные бархатные башмаки -  все
выткано золотой нитью,  украшено  самоцветами,  обшито  мягким  диковинным
мехом. Настроение его улучшилось. Он увидел в углу доспехи, ремни,  меч  с
изогнутой рукоятью. Альфрик сдержал слово. Но оружие пока ни к чему - вряд
ли тут являются к обеду с мечом у пояса.
     - Неплохо тебя одарили, сэр Хольгер, - сказал  Гуги.  -  Может  какую
тутошнюю даму завоюешь. Говорят, дамы тут не больно строгих правил...
     - Я вот хотел бы знать, отчего все они  вдруг  преисполнились  к  нам
дружелюбия, - сказал Хольгер.  -  Разве  Фарисеи  живут  с  людьми,  мягко
говоря, в дружбе и согласии? Почему Альфрик так для меня старается?
     - А вот чего не знаю, того не знаю, парень. Может, это он на тебя так
силки расставил. А может, ради забавы добро решил сделать. Никогда про них
не знаешь, чего они подумают или сделают. Они сами не знают и не думают.
     - Ох, чувствую я себя виноватым, что Алианора бродит по лесам, а тебе
придется торчать здесь...
     - Ну, мне сюда, глядишь, приволокут какую еду, а госпоже  лучше  быть
там, где она и есть. Я ее понял. Я тебе советом и делом помогу тут, а  она
там за стенами, если нужда появится.
     Пришел гоблин и услужливо объявил, что гостя ждут  к  обеду.  Хольгер
пошел за ним сквозь туманно-голубые покои  и  оказался  в  таком  огромном
зале, что едва мог разглядеть его другой конец и светильники под потолком.
Сидевшие за столом господа и дамы Фаэра походили на палитру  с  причудливо
перемешавшимися красками. Вокруг них суетились рабы, где-то играла музыка,
разговоры  и  смех  звенели  посреди  тишины,  каким-то  чудом  казавшейся
прямо-таки осязаемой, словно повисший в воздухе дым.
     Хольгера усадили по правую руку Альфрика. А слева от датчанина сидела
девушка, представленная ему как Меривен. Он едва расслышал это имя  -  так
поражен был ее лицом и фигурой. Чувствуя, как становятся ватными ноги,  он
попытался завязать разговор. Получалось это у него плохо,  но  она  охотно
поддержала беседу. Постепенно Хольгер понял, что беседа здесь была изящным
искусством: быстрые реплики, поэтически-циничные фразы, всегда с  оттенком
колкости, построенные по каким-то сложным правилам, которых Хольгер еще не
понимал. Ну что же, подумал он, бессмертные, не  имевшие  других  занятий,
кроме охоты, войн, магии  и  интриг,  оттачивали  искусство  софистики  из
чистой необходимости, в поисках новых забав. О вилках тут, должно быть,  и
не слыхивали, но  яства  и  вина  были  подлинной  симфонией.  И  Меривен,
Меривен!
     - В самом деле, - шепнула она, не отводя  от  Хольгера  своих  дивных
очей, - ты незаурядный рыцарь, если добрался сюда. Тот  смертельный  удар,
что ты нанес своему противнику - ах, это поистине прекрасно!
     - Ты видела? - спросил он резко.
     - Да, в Черном колодце. Мы все смотрели. А вот шутили мы или  всерьез
посягали на твою жизнь - что ж, сэр Хольгер, молодому человеку  не  всегда
бывает полезно знать слишком много. Капелька неизвестности хранит  его  от
самоуспокоенности, - она серебристо рассмеялась. - И что  же  тебя  к  нам
привело?
     Теперь улыбнулся он:
     - И молодые дамы не должны знать слишком много.
     - Ах, мучитель! Но я рада, что ты приехал - она держалась с ним,  как
со старым другом. - Я могу  так  с  тобой  говорить,  благородный  рыцарь?
Сдается мне, есть меж нами родство душ, хоть временами мы  и  находимся  в
состоянии войны.
     - Дражайший мой  неприятель,  -  сказал  Хольгер,  -  Она  с  улыбкой
опустила глаза. Взгляд Хольгера  тоже  словно  бы  приобрел  тенденцию  не
подниматься высоко - о,  этот  вырез  ее  платья!  Он  порылся  в  памяти,
стараясь припомнить как можно больше цитат из Шекспира -  ситуация  словно
специально для них создана.
     В этом  стиле  он  и  продолжал  флирт  в  течение  всего  банкета  -
длившегося, казалось, многие часы. Когда банкет завершился,  все  общество
перешло в зал для танцев,  еще  более  громадный.  Едва  только  зазвучала

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.