Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нашего, - сказал Альфрик учтиво. - Не опасайся, ты  получишь  взамен  иное
оружие.
     - В вашем замке, господин, мне ничто  не  может  угрожать,  -  сказал
Хольгер, дивясь легкости, с какой лгал.
     Алианора переступила с ноги на ногу.
     - Я присмотрю за твоими вещами, Хольгер, -  сказала  она.  -  Я  ведь
остаюсь снаружи.
     Альфрик и другие Фарисеи обратили к ней огромные пустые глаза.
     - Ах, это дева-лебедь, о которой мы  столько  слышали,  -  усмехнулся
герцог. - нет, прекрасная госпожа, плохим бы я оказался хозяином, не дав и
тебе приюта.
     Она упрямо мотнула головой. Альфрик удивленно поднял брови.
     - Ты отказываешься? - прошипел он.
     - Отказываюсь, - сказала девушка.
     - Я уж тоже тут останусь, - поспешно вмешался Гуги.
     - Нет, ты пойдешь с сэром Хольгером, - сказала девушка.
     - Но...
     - Сделаешь, как я говорю!
     Альфрик пожал плечами:
     -  Сэр  рыцарь,   если   ты   не   раздумал   воспользоваться   нашим
гостеприимством...
     Хольгер спешился, снял доспехи.  Фарисеи  отвели  взгляды,  когда  он
коснулся крестообразного эфеса своего меча. Папиллон заржал, глядя  на  их
коней, раздувая ноздри. Алианора навьючила на него  доспехи  и  взяла  под
уздцы.
     - Я подожду тебя в лесу, - сказала она и ушла,  уводя  коня.  Хольгер
смотрел ей вслед, пока она не скрылась в полумраке.
     Кавалькада въехала в замок, на огромный двор,  где  росли  деревья  и
цветущие кусты, шумели фонтаны,  играла  музыка,  а  воздух  был  наполнен
ароматом роз. Хольгер увидел группу женщин Фаэра - собравшись  у  главного
входа, они испытующе приглядывались к новоприбывшему - и на миг забыл  обо
всем на свете. Н-да... Безусловно стоило переменить  родную  Вселенную  на
другую, чтобы глянуть на  них  хоть  одним  глазком.  Он  склонил  голову,
ошеломленный.
     Альфрик  велел  низкорослому  зеленокожему  рабу  отвести   гостя   в
отведенные ему покои, а Хольгеру сказал:
     - Ждем тебя к обеду.
     Хольгер и неотступно следовавший за ним Гуги  шли  длинными  высокими
коридорами, запутанными, словно лабиринт.  Стены  там  сияли  приглушенным
светом. Сквозь увенчанные арками дверные проемы Хольгер видел внутренность
комнат,  сверкавших  драгоценными  каменьями.  Ну  понятно,  подумал   он,
стараясь сохранить хладнокровие, ничего удивительного, с помощью  чар  они
могут создавать все это прямо из воздуха...
     Они прошли длинной, плавно изгибавшейся лестницей, миновали  огромный
зал и оказались в апартаментах из нескольких комнат, словно извлеченных из
"тысячи и одной ночи". Гоблин  поклонился  и  вышел.  Хольгер  осмотрелся.
Поблескивающие ковры, мозаики из драгоценных каменьев,  гобелены,  тканные
золотыми нитями. Выглянул в окно с балконом, выходившее  в  огромный  сад.
Конусообразные светильники изливали чистый немигающий свет. Картины одного
из гобеленов медленно сменялись, рассказывая историю, от  которой  Хольгер
отвернулся в смущении.
     - Ничего не скажешь, хорошо они тут устроились, - сказал Гуги. - Но я
бы  охотно  поменял  всю  эту  лавочку  на мой старый дуб. Нечестивые  тут
стены...
     - Уж это точно, - Хольгер  заглянул  в  ванную  и  нашел  там  те  же
удобства, что и у себя дома. Мыло, холодная  и  горячая  вода,  маникюрные
ножнички, бритва - но все иное, непривычного вида. Как бы там ни было,  из
из  ванной  он  вышел  посвежевшим.  На  ложе  лежала  одежда,   наверняка
приготовленная для него - Хольгеру все пришлось впору,  как  вторая  кожа.
Шелковая рубашка с длинными рукавами, пурпурный атласный камзол, карминные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.