Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

линии тела, а ночь за спиной девушки пеленала ее в черный плащ.
     - Я бы не хотел показаться чрезмерно любопытным, - сказал Хольгер.  -
Но не могу уразуметь, почему такая красавица живет в диких лесах  среди...
среди чужого ей племени.
     - Никакой тут нет тайны, - она  смотрела  в  пламя,  и  Хольгер  едва
расслышал ее голос в вытье ночного ветра. - Гномы меня нашли в  лесу,  еще
младенчиком.  Наверное,  я  была  дочкой  какого-нибудь   крестьянина,   и
разбойники меня украли,  когда  напали  на  его  дом.  Здесь  такое  часто
случается. Видимо, они хотели меня  вырастить  и  продать  в  рабство,  но
младенец им надоел, они меня в чащобе и бросили. А  маленький  народец  со
своими друзьями-зверятами нашли меня и выходили. Они добрые, многому  меня
научили, в конце концов подарили  этот  лебединый  наряд  -  говорили,  он
когда-то принадлежал Валькирии. Я обычным человеком родилась, но с помощью
этого наряда могу превращаться в лебедя, и потому, как видишь, живется мне
безопасно. Потом гномы мне сказали: ты выросла, вольна отправляться,  куда
пожелаешь. Но дымные поселения людей меня не прельщают. Здесь, в лесу, мои
друзья, здесь простор, и небо, и я всему этому рада. Вот...
     Хольгер медленно склонил голову
     - А вот ты  нам  мало  о  себе  рассказал,  -  неуверенно  улыбнулась
Алианора. - Где твой дом? Как ты ухитрился  попасть  сюда,  не  пройдя  ни
землями людей, ни Серединным Миром - иначе знал бы, каковы те края,  а  ты
не знаешь...
     - Хотел бы я знать, как попал сюда, - сказал Хольгер.
     Так и подмывало рассказать ей все, свою историю с самого начала -  но
он тут же одумался. Она наверняка  ничего  не  поняла  бы.  Да  и  ему  не
помешает держать в запасе лишнюю тайну.
     - Думаю, на меня навели чары, - сказал он. - Я жил так далеко, что  у
меня на родине и слыхом не слыхивали о ваших местах. И вдруг в один миг  я
перенесся сюда.
     - А как называется твоя страна?
     - Дания, - сказал Хольгер и выругался под нос, когда она вскрикнула:
     - Я слышала о твоем королевстве! Оно и  в  самом  деле  лежит  далеко
отсюда, но слава его  разошлась  широко.  Христианская  страна  на  севере
Империи, да?
     - Гм... ну... это вряд ли та самая Дания (уж точно!) Моя лежит в... -
Чертовски не хотелось врать ей в глаза. Хотя бы  полуправду...  Минуточку,
когда он странствовал по Штатам...  -  Моя  Дания  -  это  город  в  Южной
Каролине.
     Алианора мотнула головой:
     - Похоже, ты что-то скрываешь. Ну коли на то твоя воля... Мы  тут,  в
пограничье, научились не слишком любопытствовать -  и  зевнула:  -  пойдем
спать?
     Они легли в шалаше, тесно прижавшись друг к другу, чтобы уберечься от
ночного холода. Несколько раз Хольгер просыпался от лязганья зубов, слышал
рядом ровное дыхание Алианоры. Очаровательный ребенок. Вот  если  б  знать
точно, что он никогда не найдет обратной дороги к дому...



                                    6

     Утром они стали спускаться вниз. Путь был не из легких, но  конь  шел
быстро. Гуги  только  верещал,  когда  копыта  Папиллона  оскользались  на
крутизне и повисали над краем дышащей холодом  пропасти.  Алианора  летела
высоко над ними. Она  отыскала  себе  забаву,  морозившую  кровь  в  жилах
зрителей - повиснув в воздухе, превращалась в человека, камнем летела вниз
и становилась  лебедем  в  самый  последний  миг,  когда  можно  было  еще
избегнуть падения. Наблюдавший это Хольгер искал душевного  спокойствия  в
трубке. Но разжечь ее ему никак не удавалось,  пока  Гуги  не  научил  его
обращаться с кресалом. Черт побери, не могли они изобрести спичек!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.