Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                            Эрл Стенли ГАРДНЕР

                            НЕБРЕЖНЫЙ КУПИДОН




                                    1

     Сельма Ансон отодвинула от себя тарелку и допила остывший  кофе.  Она
взяла с металлического подноса чек, прибавила двадцать процентов чаевых  к
сумме под итоговой чертой, поставила номер апартаментов и расписалась.
     Она встала из-за стола и в тот же  момент  мужчина,  завтракавший  за
столиком в углу зала, сложил вдвое газету, которую читал, отодвинул  чашку
и тоже поднялся.
     Он расправил плечи, застегнул на все пуговицы пиджак и подошел стойке
кассира. По всей видимости, у него была подготовлена  точная  сумма  и  на
расчет ушло не больше минуты.  Он  тут  же  с  беспечным  видом  вышел  из
ресторана, пересек холл отеля и оказался  в  нескольких  шагах  от  Сельмы
Ансон.
     Она резко повернулась к нему.
     - Вы хотите о чем-то со мной поговорить? - спросила Сельма Ансон.
     Мужчина смотрел сквозь стеклянную дверь на улицу и казался  полностью
погруженным в собственные мысли.
     - Я к _в_а_м_ обращаюсь! - сказала она.
     Он вздрогнул и посмотрел на Сельму Ансон так, как обычно  смотрят  на
незнакомца, вдобавок ко всему еще и явно слабого рассудком.
     - Не делайте невинный вид, - произнесла она. - Вы повсюду следуете за
мной вот уже целую неделю, не спуская с меня глаз. Я хочу узнать, наконец,
в чем дело?
     - Вы хотите сказать, что я слежу за вами? - воскликнул мужчина.
     - Да, _в_ы_ следите за _м_н_о_й_, - повторила Сельма Ансон.
     Ему было около тридцати лет - ничем непримечательный мужчина среднего
роста и обычного телосложения. Он был одет в темно-серый деловой костюм  и
неприметный галстук. Случайно встретившись с ним на  улице  или  в  метро,
человек даже не удостоил бы его взглядом.
     - Я думаю, что вы меня с кем-то перепутали,  мадам,  -  сказал  он  и
поспешил к выходу.
     Сельме Ансон  было  пятьдесят  лет,  но  она  сохранила  великолепную
фигуру, юношескую походку, чувство  юмора  и  самостоятельность  суждений,
свойственные молодым людям. Она похоронила мужа около года назад и  теперь
вела независимый образ  жизни.  Она  утверждала,  что  любит  то,  что  ей
действительно по душе, а не то, что полагается любить по всеобщему мнению,
и не любит то, что ей не по душе, как бы к этому не относились окружающие,
и всегда поступает в соответствии с этим принципом.
     В настоящий момент ей  очень  не  нравился  мужчина,  с  которым  она
разговаривала, и она решила прямо заявить ему об этом.
     - Я не знаю, какие у вас мысли в голове,  -  сказала  она,  -  но  вы
словно собака, ходите за мной следом  уже  целую  неделю.  Куда  бы  я  ни
направилась, везде вижу вас. Я намеренно ездила в такие места, где никогда
не бываю, чтобы проверить: появитесь ли вы там тоже? И каждый  раз  я  вас
видела. Я не намерена этого больше терпеть и  хочу  вам  кое-что  сказать.
Хотя я не люблю устраивать скандалы  и  не  знаю,  каковы  мои  права,  но
предупреждаю, что в следующий раз, когда вас увижу, я дам вам пощечину.  И
буду делать это каждый раз, когда вы посмеете  оказаться  рядом  со  мной.
Надеюсь, это привлечет к вам внимание и вы, наконец, отстанете от меня.
     - Вы дадите мне пощечину, - ответил  незнакомец,  возмущенно  блеснув
глазами, - а я познакомлю вас с законом и с тем,  как  в  нем  оценивается
публичное оскорбление и рукоприкладство. Я подам на вас в суд  и  потребую

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.