Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

галактической провинции, где мы живем. Но планета всего в  месяцах  полета
от Земли! Народ, средний представитель которого - гений, а их гении - вещь
и вовсе непостижимая для человека... Они без сожаления бросят свой  мир  и
ринутся в космос, полные любопытства, энергичные, способные  совершить  за
десять лет больше,  чем  мы  за  столетия.  Они  неминуемо  разрушат  нашу
созданную ценой таких усилий цивилизацию! Мы сами сдадим ее на  слом,  как
примитивные народы прошлого  уничтожили  свои  богатейшие  культуры  перед
лицом более высокой цивилизации  Запада.  Наши  дети  будут  смеяться  над
ничтожными, обветшалыми триумфами  своих  отцов.  Они  бросят  нас,  чтобы
последовать за джорильцами в их смелых начинаниях. И вернутся подавленными
неудачей, чтобы провести  остаток  своих  дней,  создавая  жалкое  подобие
чужого образа жизни и мучаясь от бессилия и безнадежности. И так будет  со
всеми остальными разумными формами жизни,  если  только  у  джорильцев  не
хватит сострадания оставить их в покое... Скорее всего у них  его  хватит.
Но кому нужно такое сострадание?
     Казалось, был только один ужасный выход,  но  лишь  у  Воэна  хватило
смелости прямо сказать о нем.
     - Ведь есть же планеты, куда запрещено ввозить  технику,  -  медленно
заговорил он. - Культуры, слишком опасные, чтобы можно  было  предоставить
им современное оружие, не говоря уже о космических кораблях.  Джорил  тоже
можно поставить под запрет.
     - Теперь, когда мы дали им представление о технике, они сами все  это
изобретут, - сказал Балдингер.
     Лицо Воэна злобно передернулось.
     - Они не смогут этого сделать, если единственные два района, где  нас
видели, будут уничтожены.
     - Боже милостивый... - вскочил Хараши.
     - Сядьте! - отрезал Балдингер.
     Хараши грязно выругался. Его лицо горело. Остальные  сидели,  потупив
головы.
     - Вы как-то  назвали  меня  неразборчивым  в  средствах,  -  прорычал
торговец. - Возьмите это предложение назад, Воэн, и подавитесь им. Если не
хотите, чтобы я раздавил ваш череп, как гнилой орех!
     Я представил себе атомный гриб, взмывающий к небесам, легкое  облачко
пара, бывшее когда-то девочкой по имени Миерна, и сказал твердо:
     - Я - против.
     - Единственный другой выход, - сказал Воэн, не отрывая пронзительного
взгляда от массивной головы своего противника, -  это  ничего  не  делать,
пока не станет необходимой стерилизация всей планеты.
     Лежен затряс головой, словно от боли.
     - Все не так... Не так... Нельзя брать на себя смертный  грех  только
ради того, чтобы выжить.
     - Не о нас речь. А ради жизни детей. Их свободы... Их гордости.
     - Да разве они  смогут  гордиться  собой,  узнав  правду?  -  перебил
Хараши.
     Он перегнулся через стол, схватил Воэна  за  шиворот  и  одной  рукой
поднял его в воздух. Покрытый шрамами лоб торговца  пылал  в  каких-нибудь
трех дюймах от побледневшего лица представителя Федеральной администрации.
     - Я сейчас  скажу,  что  нам  делать,  -  процедил  он.  -  Мы  будем
торговать, обмениваться знаниями, родниться, как со  всеми  народами,  чью
соль мы ели! И встретим судьбу, как положено людям!
     - Отпусти его, - скомандовал Балдингер.
     Хараши сжал свободную руку в кулак.
     - Если ты ударишь его, я расправлюсь  с  тобой,  пусть  мне  придется
ответить за это дома. Отпусти его, я сказал!
     Хараши разжал кисть. Воэн покачнулся и осел на пол.  Торговец  тяжело
опустился в кресло и спрятал голову в ладонях, стараясь взять себя в руки.
     Балдингер снова наполнил стаканы.
     - Ну, джентльмены! - сказал он. - Мы вроде бы зашли в тупик. Куда  ни
кинь - все клин.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.