Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

разбушевалась ярость.
     Он покачал головой.
     - Мы никогда не враждуем с человеком.  Как  мы  можем  сделаться  его
врагами? Мы используем евангелие любви.
     Я фыркнул. Он отвел глаза.
     - Что ж, - голос его дрогнул. - Все мы - сыны Адама. Мы тоже,  как  и
любой другой человек, можем впасть в грех. Признаю, что тогда меня охватил
гнев...  Когда  вы...  Выкинули этот фокус...  Когда  хитростью  заставили
нас... Заставили те невинные души...
     Я замахнулся ножом. Лезвие сверкнуло.
     - Прекрати болтать чепуху, Мармидон! Единственная  невинная  душа  во
всем этом подлом деле - трехлетняя девочка. Ее похитили. Она в аду!
     Его рот широко раскрылся, глаза выпучились, как у лягушки.
     - Говори, - приказал я.
     Какое-то время он не мог  выдавить  из  себя  ни  слова.  А  потом  в
совершеннейшем ужасе простонал:
     - Нет! Невозможно! Я бы никогда, никогда!!!
     - А как насчет твоих дружков священников? Который из них?
     - Никто! Клянусь. Этого не может быть.
     Я кольнул его острием ножа в глотку. Он содрогнулся.
     - Пожалуйста, разрешите мне  узнать,  что  случилось.  Разрешите  мне
попробовать помочь вам.
     Я убрал нож. Пошатываясь, прошел пару шагов, сел, хмурясь, потер лоб.
Все это расходилось с тем, о чем я думал сперва.
     - Послушайте, - начал я обвиняющим голосом. - Вы сделали все, от  вас
зависящее, чтобы лишить меня средств к  существованию.  А  когда  вся  моя
жизнь пошла под откос, что я должен подумать? Если вы невиновны, вам лучше
предоставить мне убедительные доказательства.
     Посвященный сглотнул слюну.
     - Я... Да, конечно. У меня не было намерения причинять вам какой-либо
вред. То, что вы сделали... Делаете... Это  грех.  Не  обрекайте  себя  на
вечное проклятие. И не толкайте других на такой же путь греха. Церковь  не
может оставить это без внимания. Ее  служители...  Большинство  из  них...
Помогут вам во всем, что только от них зависит.
     - Кончайте проповедь! - приказал я. Помимо всего прочего я не  хотел,
чтобы  возгоравшийся  в  нем  пыл  пересилил  его  страх  передо  мной.  -
Придерживайтесь фактов. Вы были посланы натравливать на нас ту  банду.  Вы
их подстрекали!
     - Нет... Хорошо, я вхожу в состав добровольцев. Когда происходили  те
события, мне разрешили принять в них участие. Но не для того, чтобы...  Не
чтобы сделать то, о чем вы говорите... Нет, чтобы оказать  помощь,  помочь
советом, осуществлять духовное  руководство...  Ну,  и  обеспечить  защиту
против возможного с вашей стороны колдовства... Ничего более! Вы  же  сами
напали на нас.
     - Конечно, конечно. Это мы  начали  пикетирование,  а  когда  оно  не
сработало,  силой  вторглись  на  чужую  территорию,  установили  блокаду,
учинили  факты  вандализма,  терроризма...   Ха-ха!   И   действовали   вы
исключительно  в  качестве  частного  лица.  Правда,  когда  вы  потерпели
неудачу, то нашли  поддержку  и  утешение  у  своего  руководства.  И  уже
вернулись к исполнению своих обычных обязанностей.
     - На меня наложена епитимья за то, что я согрешил  гневом,  -  заявил
он.
     Легкая дрожь пробежала у меня по  позвоночнику.  Ну  вот,  теперь  мы
добрались до главного.
     - Вас поместили сюда не просто потому, что вы  рассердились  на  нас.
Что вы сделали на самом деле?
     Его снова охватил ужас. Он воздел бессильные руки.
     - Пожалуйста... Я не могу... Нет!
     Я поднес нож к его лицу. Мармидон нахмурился и быстро сказал:
     - Разгневавшись на вашу жестокость, упрямство...  Я  наложил  на  вас

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.