Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

прежней позе, он походил на мрачное  привидение.  Прислужники  производили
какие-то сложные манипуляции со священными предметами. Хор пел. Кто-то бил
себя в грудь, покидая собор через южный придел. Я подождал, пока он уйдет,
затем взялся за дверную ручку. От нее исходило странное ощущение. Я  очень
медленно повернул ее. Дверь заскрипела, но ничего не  случилось.  Заглянув
внутрь, я увидел цепочку тусклых голубых фонарей.
     Я вошел.
     И оказался  в  прихожей.  Отделенное  занавесью,  за  ней  находилось
помещение больших размеров. И там, и здесь было пусто. Но такая  удача  не
могла продолжаться долго. Всего занавесей было три. За второй  открывалась
спиральная лестница, откуда доносились звуки  гимна.  За  третьей  тянулся
коридор. Большая часть его была заставлена вешалками  с  висящими  на  них
стихарями. Очевидно, иоаннит, получив наставление где-то в  другом  месте,
должен был одеть здесь стихарь и затем уже подняться  на  возвышение,  где
пел хор. Кончив петь, он возвращался тем же путем. Если хор состоит из 601
певца, меняться поющие должны достаточно часто. Возможно,  сейчас,  ночью,
когда хор состоит в основном  из  священников,  более  тренированных,  чем
энтузиасты-миряне, смены проходят не так часто.  Но  в  любом  случае  мне
лучше здесь не оставаться.
     Костюм будет мешать, если я превращусь в волка. Снять его и  оставить
под этими свитерами-распашонками? Однако, если кто-то случайно увидит меня
босого в плотно прилегающей к телу одежде - "коже волка для костюма",  ему
будет трудно поверить в мои добрые намерения. Я вытащил из-за пояса ножны,
достал нож и суну его в карман куртки. И отправился в путь.



                                    26

     Коридор тянулся вдоль всего  здания.  В  стенах  его  было  множество
дверей. В основном там, видимо, размещались обычные кабинеты и канцелярия.
Что-нибудь в этом роде. Двери  были  закрыты,  свет  погашен.  На  матовом
стекле виднелись надписи. Так например - "Постовая пропаганда. Отдел 1/2".
Что ж, отсюда брались  под  контроль  обширные  территории.  Проходя  мимо
одной, я услышал стук  пишущей  машинки.  Я  как-то  привык  слушать  одно
бесконечное песнопение, и вдруг - стук машинки! Это так испугало, будто  я
услышал стук челюстей скелета.
     Планы  у   меня   были   смутные.   Очевидно   Мармидон,   священник,
участвовавший в демонстрации у предприятия "источник",  получает  указания
из этого центра. Получив  поручение,  он  вернулся  сюда,  чтобы  собратья
очистили его от греха общения с язычниками. Сложные, тщетно  разработанные
заклинания, волшебство  которых  слишком  дорого  для  обычного  человека,
очистят его быстрей, чем это произошло  бы  естественным  путем.  В  конце
концов, я мог ориентироваться только на Мармидона. Если он  не  причем,  я
могу угрохать на поиски в этом крольчатнике дней десять. Причем без всякой
пользы.
     От коридора ответвлялись идущие то вверх, то вниз лестницы. Куда  они
вели, указывали надписи на стенах. Я  ожидал  этого.  Сюда,  должно  быть,
являлось множество мирян и пришлого духовенства, у которых  были  какие-то
дела в канцелярии и кабинетах собора. В незасекреченных отделах,  конечно.
Еще одна надпись. Кабинет Мармидона -  номер  413.  Он  посвященный  пятой
степени, а этот ранг расценивается достаточно высоко. Еще две ступени и он
становится кандидатом на первую ступень,  то  есть,  на  получение  звания
адепта. Поэтому  я  решил,  что  он  не  просто  священник,  капеллан  или
миссионер, а скорее принадлежит к руководящей верхушке собора. Но тут  мне
пришло в голову, что я не знаю, в чем состоят его обычные обязанности.
     Я шел теперь с удвоенной осторожностью. На  площадке  третьего  этажа
путь преградили ворота сварной стали. Они были  заперты.  Но  удивительно,
подумал я. Я добрался туда, где обитает высшее духовенство. Ворота были не
так высоки, чтобы ловкий человек не смог перелезть через  них.  Помещение,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.