Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

идеологии халифата,  не  они  ли  подтолкнули  взрыв  безумия  на  среднем
востоке?
     Теперь я лучше знаю, следует  ли  ожидать  от  человечества  разумных
последствий.
     Вопреки всеобщему убеждению, угроза  появилась  отнюдь  не  внезапно.
Некоторые предупреждали о ней с самого начала. Они указывали, что иоанниты
сделались доминирующей силой в политике уже нескольких стран,  и  что  эти
страны тут же начали относиться  к  нам  не  особенно  дружелюбно.  И  что
несмотря на это иоанниты постепенно обращают в свою веру всю  Америку.  Но
мы их, в  общем,  не  слушали.  Мы  были  слишком  заняты  восстановлением
причиненных войной разрушений. Слишком заняты - все  вместе,  и  каждый  в
отдельности. Мы решили,  что  те,  кто  трубит  тревогу  -  реакционеры  и
мечтающие дорваться до власти тираны  (не  исключено,  среди  них  были  и
такие). Теология иоаннитов, возможно, идиотская,  говорили  мы,  но  разве
первая поправка не гарантирует свободу проповеди и  вероучений?  Вероятно,
из-за нее, из-за иоаннитов у петристских церквей <большинство христианских
церквей базируется на вероучении, восходящему к Петру и Павлу>,  появились
определенные  трудности,  но  разве  это  не  их   собственная   проблема?
Действительно, в наш научный  век  говорить  об  опасности,  исходящей  от
религиозно-философской системы... Якобы искусно повсюду распространяемой..
Системы, подчеркивающей свое стремление к миру почти так же неуклонно, как
квакеры. Системы, превозносящей заповедь любви к ближнему  своему  превыше
всех прочих... Но, пожалуй, насквозь светское общество  и  наша  опутанная
ритуалами вера лишь выигрывает, восприняв кое-что из того, что проповедуют
иоанниты.
     Итак.  Движение  и  его  влияние   разрастались.   Каким-то   образом
соблюдающие порядок демонстрации все чаще  и  чаще  стали  превращаться  в
свирепые бунты. Не санкционированные профсоюзами  забастовки,  выдвигавшие
все менее осмысленные требования, сделались  всеобщим  явлением.  Агитация
парализовала один студенческий город за другим.  И  человек  за  человеком
начинали   умно   толковать,    что    необходимо    сломать    безнадежно
коррумпированный порядок, и на его развалинах построить рай любви.  И  мы,
то есть, большинство  народа,  то  великовечное  большинство,  которое  не
желает ничего,  кроме  чтобы  их  оставили  в  покое  и  дали  возможность
возделывать персональные садики. Все  удивляюсь,  как  это  страна  сразу,
буквально за одну ночь, покатилась к гибели?
     Брат, это случилось не в одну ночь. Даже не в одну вальпургиеву ночь.



                                    20

     В тот июльский день я вернулся домой  рано.  Наша  окруженная  стеной
улица была тихой и спокойной. Повсюду - старинные огни святого Эльма. Дома
и газоны купались в солнечном свете. Я заметил  нескольких  моих  соседок,
летящих верхом на метлах. В седельных сумках у них - покупки из бакалейной
лавки. И привязанные к детским  сидениям  один-два  ребенка.  Этот  способ
передвижения был наиболее популярен  среди  молодежи  нашего  округа.  Его
предпочитали  хорошенькие  молодые  жены.  Кстати,  в  теплую  погоду  они
надевали только шорты и лифчики. Залитая солнцем сцена не  улучшила  моего
плохого настроения.
     Меня переполнял гнев. Я только что выбрался  из  разыгравшейся  около
завода заварухи. А здесь было тихо. Показалась моя крыша. Там, под  ней  -
Джинни и Валерия. Мы с Барни выработали план, как справится с  начавшимися
вчера  вечером  неприятностями.  Я  чуть  развеселился,  представив   наши
дальнейшие действия. И, между тем, я дома.
     Я влетел в открытый гараж, снизился и повесил  свой  "Шеви"  рядом  с
"Фольсбесом" Джинни. Когда я  вышел  из  гаража,  направляясь  к  парадной
двери, что-то будто пушечное ядро, просвистев в воздухе,  ударило  меня  в
грудь. - "Папа! Папа!".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.