Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Но ты выглядишь так, будто вся эта чушь имеет под собой основания.
     Действительно, многие акушеры, когда  рождается  ребенок,  укладывают
отца в постель. Но наш врач следовал наиболее распространенному убеждению,
что максимум симпатической помощи жене я оказываю, когда потею в приемной.
За последние месяцы я с таким остервенением учил все, относящееся к  этому
вопросу, что стал чуть ли не специалистом. Первые роды для такой высокой и
тонкой женщины, как Джинни, должны быть трудными. Она  восприняла  это  со
своим обычным хладнокровием. В предсказании обратила внимание не только на
то место, где руны указывали пол ребенка.  Ибо  только  зная  его,  мы  не
опростоволосимся с выбором имени.
     - Как тебе понравилась наша дочь? - спросила она.
     - Великолепна, - сказал я.
     - Лжец, - она тихо рассмеялась. - Еще не было мужчины  на  свете,  не
ужаснувшегося, когда ему сказали, что теперь он должен  именоваться  отцом
сморщенного комка красной плоти, - ее рука потянулась к моей. - Но она еще
станет красивой, Стив. Она такая беспомощная. Для нас она самая прекрасная
на свете.
     Я сказал себе, что не стоит орать прямо здесь,  где  в  палате  полно
матерей. Спасла меня своим скрипом нянька:
     - Я думаю, вам лучше пока оставить вашу жену в покой, мистер Матучек.
И доктор Акман предпочел бы, чтобы свидание  закончилось.  Ему  пора  идти
домой.
     Он ждал  меня  в  помещении  записи  имени  новорожденных.  Я  вошел,
звуконепроницаемая дверь захлопнулась, и нянька запечатала ее, оттиснув на
воске звезду Давида. Это была современная больница, здесь принимались  все
меры предосторожности. Томас Акман  был  седой,  угловатый  человек  шести
футов росту. Он напоминал скалу. У него были свободные манеры. Было видно,
что он несколько устал. Я заметил,  что  под  украшенным  знаками  зодиака
халата медика на нем были одеты белые  парусиновые  брюки  и  рубашка  без
галстука. Это не считая амулета, Конечно.
     Мы пожали руки.
     - Все идет хорошо, - заверил он. - Получены  результаты  лабораторных
анализов.  Как  вы  понимаете,   поскольку   в   роду   матери   не   было
человеко-зверей, ваши дети не станут прирожденными волками-оборотнями.  Но
так как девочка унаследовала от вас комплекс рецессивных генов, она  будет
легко  поддаваться   заклинаниям   трансформации.   Это   -   определенное
преимущество,  особенно,  если,  она  подобно  матери,  изберет  профессию
волшебницы.  Но  это  же  означает,  что  должны  быть  приняты  некоторые
предосторожности. По  сравнению  с  другими  она  будет  более  подвержена
сверхъестественным влияниям.
     Я кивнул. Мы с Джинни наверняка неподобающе часто  принимали  участие
во всех нежелательных для нас приключениях.
     - Выдайте ее замуж за подходящего человека, - пошутил Акман,  -  и  у
вас будут внуки, волки-оборотни.
     - Если она окажется похожей на мою старуху, - сказал я. -  То,  боже,
помоги тому бедняге, которого мы заставим на ней  жениться,  -  говорил  я
это, чувствуя себя полнейшим идиотом. - Послушайте, доктор, мы оба устали.
Давайте оформим документы новорожденной и кончим с этим.
     - Согласен, - он сел за стол. На пергаменте уже были  написаны  имена
родителей, дата рождения  и  официальный  порядковый  номер,  под  которым
ребенок числился среди других новорожденных. - Как вы решили ее назвать?
     - Валерия?
     - Что ж, я предполагал, что ваша жена выберет что-то вроде этого.  Ее
идея, не так ли? А второе имя?
     - Э... Мери. Мое решение в честь моей матери, - я  понял,  что  снова
бормочу чушь.
     - Хорошая мысль. Если ей не понравится причудливая  "Валерия",  будет
называть себя вторым именем. Хотя подозреваю,  что  ей  понравится.  -  Он
сунул пергамент в машинку, впечатал оставшиеся сведения, вздохнув, передал
документ мне (при этом  просыпал  на  него  пепел  из  пепельницы).  Очень

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.