Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

возразил Меледикто.
     - Это минимум того, что  мы  можем  для  вас  сделать.  Я  настаиваю,
Амарис. Это не займет у тебя много времени, Стив.  Ты  говорил,  что  тебе
хотелось пробежаться в лунном свете и, глянь, луна почти поднялась.
     - О'кей, о'кей! - гавкнул  я  так  нелюбезно,  как  только  возможно.
Действительно, на обратном пути я смогу превратиться в волка  и  несколько
сбить свою злость. Если же я попытаюсь спорить с ней прямо сейчас, выскажу
все, что чувствую, наша вторая часть ночи будет... Это будет не  ссора,  а
Армагеддон.
     - Пойдемте.
     Он поцеловал ей руку. Она попрощалась таким  нежным,  таким  дрожащим
голосом, словно влюбленная первый раз школьница. У него  был  фонарик.  Он
бросал маленькую прыгающую лужицу света, выхватывая из  сгущающейся  перед
нами темноты то камни, то кучно растущие побеги полыни. Лунное зарево  над
восточным кряжем разгоралось все ярче. Я почувствовал, как  зазвенели  мои
нервы. Какое-то время мы наискось  поднимались  вверх  по  склону.  Тишину
нарушало лишь поскрипывание наших туфель.
     - Вы не побеспокоились  взять  с  собой  светильник,  сэр,  -  сказал
наконец Меледикто. Я хмыкнул. С какой  стати  говорить  ему  о  колдовском
зрении. Я так же ничего  не  сказал  ему  о  том,  что  я  волк-оборотень,
которому, чтобы переменить обличье, не нужно иметь фонарик.
     - Итак, вам придется взять мой, - продолжал он. - В противном  случае
путь обратно может оказаться чреватым опасностями.
     Это-то я знал. Обычный человек был бы как слепой на этой тропе - даже
при ярком лунном свете. Тропа почти стерлась, разглядеть ее было трудно, и
все вокруг  делалось  искривленным  и  заполненным  тенями.  Если  человек
потеряет голову, он будет плутать, сбившись с пути,  до  самого  рассвета.
Или, скорее, свалится в пропасть и разобьет себе череп.
     -  Я  зайду  за  вами  завтра  вечером,  -  Меледикто  удовлетворенно
вздохнул. - Ах, сэр, ваше  прибытие  сюда  -  это  такое  редкое  счастье.
Новобрачные так же переполнены любовью, а Сибелита томилась, пылая,  столь
же долго, как и Амарис.
     - Ваша сестра? - спросил я.
     - Да. Не хотите ли, если вас не затруднит,  встретиться  с  ней  этой
ночной порой?
     - Нет.
     Снова воцарилась тишина. Мы спустились в окруженное  утесами  ущелье.
Там было темно, как в желудке, я  уже  не  видел  ничего,  кроме  тусклого
отблеска воды, и, вверху, лунного сияния. В свете холодных и очень далеких
звезд я рассмотрел утесы, что возвышались надо  мной.  Утесы  походили  на
клыки. Казалось, что мы с Меледикто - последние, оставшиеся в живых.
     Он остановился. Свет фонарика как отрезало.
     - Доброй ночи, синьор Матучек, - крикнул он. Его смех звенел, и в нем
звучали одновременно зло и красота.
     - Что? - сбитый с  толку,  я  заморгал,  всматриваясь  в  мрак.  Тьма
сомкнулась вокруг меня. - Что вы имеете в виду, черт  побери?  Мы  еще  не
дошли до замка
     - Нет. Отправляйтесь туда, если вы того хотите. И если сможете.
     Я услышал, как он отправился по тропинке  обратно.  Камешки  под  его
ногами уже не хрустели. Шаги были мягкие, быстрые, словно прыжки зверя.
     Он направлялся обратно к нашему дому.
     Мгновение я стоял, словно отлитая из свинца статуя. Я слышал малейшее
движение воздуха, шорох полыни. Слышал океан. Затем грохот сердца заглушил
все остальные звуки.
     - Д_ж_и_н_н_и_! - завизжал я.
     Я в смятении завертелся. Кинулся вслед за ним. Ноги  соскользнули  со
скалы, я грохнулся, разбив при падении до крови руки. Шатаясь, я поднялся.
Отвесные утесы, обрывы  швырнули  обратно  мои  проклятья.  Спотыкаясь,  я
спустился вниз  по  откосу,  продираясь  сквозь  кустарник  и  кактусы.  Я
споткнулся обо что-то, снова упал. На  этот  раз  я  треснулся  головой  о

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.