Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

возразил Меледикто.
     - Это минимум того, что  мы  можем  для  вас  сделать.  Я  настаиваю,
Амарис. Это не займет у тебя много времени, Стив.  Ты  говорил,  что  тебе
хотелось пробежаться в лунном свете и, глянь, луна почти поднялась.
     - О'кей, о'кей! - гавкнул  я  так  нелюбезно,  как  только  возможно.
Действительно, на обратном пути я смогу превратиться в волка  и  несколько
сбить свою злость. Если же я попытаюсь спорить с ней прямо сейчас, выскажу
все, что чувствую, наша вторая часть ночи будет... Это будет не  ссора,  а
Армагеддон.
     - Пойдемте.
     Он поцеловал ей руку. Она попрощалась таким  нежным,  таким  дрожащим
голосом, словно влюбленная первый раз школьница. У него  был  фонарик.  Он
бросал маленькую прыгающую лужицу света, выхватывая из  сгущающейся  перед
нами темноты то камни, то кучно растущие побеги полыни. Лунное зарево  над
восточным кряжем разгоралось все ярче. Я почувствовал, как  зазвенели  мои
нервы. Какое-то время мы наискось  поднимались  вверх  по  склону.  Тишину
нарушало лишь поскрипывание наших туфель.
     - Вы не побеспокоились  взять  с  собой  светильник,  сэр,  -  сказал
наконец Меледикто. Я хмыкнул. С какой  стати  говорить  ему  о  колдовском
зрении. Я так же ничего  не  сказал  ему  о  том,  что  я  волк-оборотень,
которому, чтобы переменить обличье, не нужно иметь фонарик.
     - Итак, вам придется взять мой, - продолжал он. - В противном  случае
путь обратно может оказаться чреватым опасностями.
     Это-то я знал. Обычный человек был бы как слепой на этой тропе - даже
при ярком лунном свете. Тропа почти стерлась, разглядеть ее было трудно, и
все вокруг  делалось  искривленным  и  заполненным  тенями.  Если  человек
потеряет голову, он будет плутать, сбившись с пути,  до  самого  рассвета.
Или, скорее, свалится в пропасть и разобьет себе череп.
     -  Я  зайду  за  вами  завтра  вечером,  -  Меледикто  удовлетворенно
вздохнул. - Ах, сэр, ваше  прибытие  сюда  -  это  такое  редкое  счастье.
Новобрачные так же переполнены любовью, а Сибелита томилась, пылая,  столь
же долго, как и Амарис.
     - Ваша сестра? - спросил я.
     - Да. Не хотите ли, если вас не затруднит,  встретиться  с  ней  этой
ночной порой?
     - Нет.
     Снова воцарилась тишина. Мы спустились в окруженное  утесами  ущелье.
Там было темно, как в желудке, я  уже  не  видел  ничего,  кроме  тусклого
отблеска воды, и, вверху, лунного сияния. В свете холодных и очень далеких
звезд я рассмотрел утесы, что возвышались надо  мной.  Утесы  походили  на
клыки. Казалось, что мы с Меледикто - последние, оставшиеся в живых.
     Он остановился. Свет фонарика как отрезало.
     - Доброй ночи, синьор Матучек, - крикнул он. Его смех звенел, и в нем
звучали одновременно зло и красота.
     - Что? - сбитый с  толку,  я  заморгал,  всматриваясь  в  мрак.  Тьма
сомкнулась вокруг меня. - Что вы имеете в виду, черт  побери?  Мы  еще  не
дошли до замка
     - Нет. Отправляйтесь туда, если вы того хотите. И если сможете.
     Я услышал, как он отправился по тропинке  обратно.  Камешки  под  его
ногами уже не хрустели. Шаги были мягкие, быстрые, словно прыжки зверя.
     Он направлялся обратно к нашему дому.
     Мгновение я стоял, словно отлитая из свинца статуя. Я слышал малейшее
движение воздуха, шорох полыни. Слышал океан. Затем грохот сердца заглушил
все остальные звуки.
     - Д_ж_и_н_н_и_! - завизжал я.
     Я в смятении завертелся. Кинулся вслед за ним. Ноги  соскользнули  со
скалы, я грохнулся, разбив при падении до крови руки. Шатаясь, я поднялся.
Отвесные утесы, обрывы  швырнули  обратно  мои  проклятья.  Спотыкаясь,  я
спустился вниз  по  откосу,  продираясь  сквозь  кустарник  и  кактусы.  Я
споткнулся обо что-то, снова упал. На  этот  раз  я  треснулся  головой  о

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.