Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подлинному состоянию и перестать вредить этому миру!
     - Хо!.. О-хо-хо-хо! -  тварь  уселась  на  свой  зад  (асфальт  пошел
пузырями) и прерывисто  захохотало  прямо  в  небо.  -  Ты,  созданная  из
горючего материала, приказываешь мне?!
     - Я располагаю силами такими могущественными, что они  затушат  тебя,
маленькая искра, вернут тебя в ничто, из которого  ты  пришла.  Смирись  и
повинуйся, так будет лучше для тебя же.
     Мне  подумалось,  что  саламандра  на  мгновение  действительно  была
поражена.
     - Сильнее, чем я? - затем она заревела так, что пивная затряслась.  -
Ты смеешь утверждать, что существуют силы  могущественнее  огня?!  Чем  я,
которая явилась пожрать всю землю!
     - Более могущественные и  более  прекрасные.  Сама  подумай,  о  мать
пепла. Ты не можешь  войти  даже  в  этот  дом.  Вода  гасит  тебя.  Земля
уничтожает тебя. И лишь воздух способен поддерживать  твое  существование.
Лучше сдайся, не медли...
     Я вспомнил ночь охоты на ифрита. Джинни, наверняка,  пытается  выкину
тот же фокус - разобраться в психологии бушующей  и  ярящейся  за  стенами
твари. Но на что она может надеяться?
     - Более прекрасные? - хвост саламандры забился, оставляя на  мостовой
глубокие борозды. Из тела саламандры  вылетали  огненные  шары,  посыпался
дождь  красных,  голубых  и  желтых  искр.  Прямо,  как  четвертого  июля.
Мелькнула  сумасшедшая  мысль.  Так  бьется  об  пол  ребенок  в  припадке
истерики.
     - Более прекрасные! Более могущественные! Ты посмела  сказать  это...
А-а-а! - в метнувшемся языке пламени сверкнули добела раскаленные зубы.  -
Посмотрим, какой ты станешь, когда я сожгу тебя! Ты умрешь от удушья!
     Голова саламандры метнулась к разбитому окну фасада.  Она  не  смогла
приникнуть сквозь железную преграду, но начала высасывать воздух.  Вдыхать
его и выдыхать. Волна пышущего, как из топки жара отбросила меня назад.  Я
задыхался.
     - Боже мой... Она  хочет  сожрать  кислород!  Оставайся  здесь!  -  я
прыгнул к двери. Джинни пронзительно закричала. Выскочив наружу, я услышал
ее слабое: "Нет!"
     На меня лился слабый свет. Прохладный свет, от которого я затрепетал.
Вокруг беспокойно плескались огни пожаров. Я припал к горячей  обочине.  И
содрогнулся, когда мое тело начало изменяться.
     Я был волком. Волком, которого не сможет убить враг. По крайней мере,
я на это надеялся. Укороченный хвост ткнулся изнутри в брюки и я вспомнил,
что некоторые  раны  не  поддавались  излечению,  даже  когда  я  принимал
звериный облик.
     Брюки! Черт, будь они прокляты!  В  горячке  я  забыл  о  них.  А  вы
когда-нибудь пробовали стать волком, если на вас напялена рубашка,  штаны,
нижнее белье - и все это рассчитано на человека?
     Я изо всех сил заработал своим влажным носом. Подтяжки соскользнули и
обмотались вокруг задних ног.  Передние  лапы  запутались  в  галстуке,  а
пиджак радостно превратился во что-то, напоминающее узел.
     Обезумев, я катался и рвал одежду клыками. Я осознал, что передо мной
выросла саламандра, когда ее хвост  хлестнул  меня  по  спине.  Мгновенная
опаляющая боль, и вместе с одеждой вспыхнули  шерсть  и  кожа.  Но  тряпье
сгорело,  и  я  оказался   свободен.   Лабильные   молекулы   моего   тела
самовосстанавливались в считанные  секунды.  Полагая,  что  я  выведен  из
строя, саламандра уже не обращала на меня внимания. Едва  понимая,  что  я
делаю, я  подхватил  зубами  свалившуюся  с  уменьшившейся  ступни  туфлю,
приставил к ближайшему, раскаленному  добела  пальцу  ноги  саламандры.  И
обеими лапами стал изо всех сил натягивать.
     Она взревела. Развернулась кругом, готовая  снова  напасть  на  меня.
Разинула пасть, которой  она  могла  перекусить  меня  пополам.  Я  быстро
отскочил  в  сторону.  Чудовище  остановилось.  Оценило  разделяющее   нас
расстояние. Вспыхнув, исчезло. Материализовалось прямо надо мной.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.