Случайный афоризм
Нашёл в книге мысль, которая перевернёт всю его жизнь. И стал читать всё подряд, чтобы не упустить ни одной мысли, способной перевернуть жизнь. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Я открыл глаза. И какое-то время чувствовал лишь  ужас.  Меня  спасла
физическая боль, прогнав мысли об  уже  полученных  кошмарах.  Прогнав  их
туда, где обитают эти  кошмары.  Их  сменила  мысль,  что  после  удара  я
какое-то время пробыл в бреду.
     Человекозверь в своей звериной ипостаси не  настолько  неуязвим,  как
полагает большинство. Кроме таких штучек, как  серебро,  которое  является
биохимическим  ядом  для  процессов   метаболизма,   осуществляющегося   в
измененном,  так  сказать,  полутекучем  теле,  кроме  этого,  повреждение
жизненно  важного  органа  может  повлечь  за  собой  смерть.  Это  -  как
непрерывная ампутация, если только поблизости не окажется хирурга, который
пришьет вам ампутированное обратно - до  того,  как  отомрут  клетки.  Мы,
однако, крепкая порода. Я, вероятно, получил удар, который сломал мне шею.
Мой спинной мозг не был безвозвратно поврежден, все заживало с обычной для
зверя скоростью. Беда была в том, что они взяли и тут же превратили меня в
человека - до того, как зажили  соответствующие  повреждения.  Моя  голова
упала, меня вырвало.
     - Вставай! - чей-то сапог воткнулся мне в ребра. Шатаясь, я поднялся.
Все мое снаряжение  тут  же  убрали  подальше.  В  том  числе  и  фонарик.
Несколько человек держали меня  под  прицелом  своих  ружей.  Рядом  стоял
человек-тигр. В своем человеческом обличьи он достигал  почти  семи  футов
роста и был чудовищно толст. Кося от головной боли,  я  разглядел  на  нем
знаки различия эмира. В те времена это было скорее  воинское  звание,  чем
титул, но, как бы то ни было, он был весьма важной персоной.
     - Пойдемте, - сказал он и пошел вперед, а я, подталкиваемый, следом.
     Я увидел ковры в небе, услышал вой их оборотней,  рыщущих  в  поисках
других американцев. Но меня слишком шатало,  чтобы  заботиться  еще  и  об
этом.
     Мы вошли в город. Его тротуары глухо звучали под нашими сапогами.  Мы
шли к центру. Тролльбург не был большим городом. Возможно, некогда  в  нем
насчитывалось тысяч пять населения. Улицы  в  большинстве  были  пусты.  Я
увидел несколько отрядов  сарацин,  палящих  в  небо  из  противовоздушных
орудий. Мимо тяжело  и  неуклюже  прополз  дракон.  Повсюду  располагались
бронебойные пушки. Ни следа гражданского населения, но я знал, что  с  ним
случилось. Привлекательные молодые женщины угодили  в  офицерские  гаремы.
Остальные мертвы, либо сидят под землей, ожидая отправления на невольничьи
рынки.
     Когда  мы  добрались  до  отеля,  где  располагался  вражеский  штаб,
головная боль поутихла. Мозг снова стал ясным. При данных  обстоятельствах
это было сомнительным везением. Меня провели по лестнице  в  номер-люкс  и
приказали встать перед  столом.  Эмир  сел  за  стол,  рядом  расположился
юнец-паша из разведки. С полдюжины охранников выстроились вдоль стен.
     Эмир повернул свое огромное лицо к Паше, сказав  ему  что-то  (как  я
предположил, следующее: "Вести допрос буду я, вы наблюдайте").
     - Итак, - сказал он  на  хорошем  английском  языке.  -  У  нас  есть
несколько вопросов. Пожалуйста, назовите себя.
     Я механически заявил ему, что меня зовут Шерринфорд Майкрофт, капитан
армии США, и назвал свой номер.
     - Это не настоящее имя, не так ли? - спросил он.
     - Разумеется, нет, - ответил я. - Мне известна  женевская  конвенция.
Вам не удастся околдовать меня  с  помощью  моего  же  имени.  "Шерринфорд
Майкрофт" - это мое "Джон Смит".
     - Халифат не подписывал женевскую конвенцию, - спокойно сказал  эмир.
- Джихад требует использования крайних мер.  В  чем  состояла  цель  вашей
вылазки?
     - Не стоит  требовать  моего  ответа,  -  сказал  я.  Можно  было  бы
помолчать, все равно это давало выигрыш во времени Вирджинии.  Но  все  же
молчать было хуже.
     - Возможно, вас удастся уговорить, - заявил он.
     Происходи дело в кино, я  бы  ответил,  что  вышел  на  луг  собирать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.