Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

понеслись над горами и устремились к нашей цели.
     Наш путь был не  сахарным.  Мы  не  должны  были  ни  на  миг  терять
бдительности.  И  реагировать  приходилось   молниеносно...   Нередко   мы
ошибались, что едва не приводило нас к аварии. Мне пришлось отпустить руку
Джинни. Ее помело снова улетело в сторону. Потом на повороте  мы  едва  не
столкнулись.  Потом  под   действием   мощнейшего   гравитационного   поля
пространство резко прогнулось, наши метлы опять чуть не столкнулись...  От
рывка глаза почти вылетели из  орбит,  а  желудок  оказался  в  горле.  Мы
завертелись  волчками,  когда  сила  тяжести  быстро  стала  исчезать.  Мы
пролетели сквозь складку пространства вместо того  чтобы  обогнуть  ее,  и
немедленно оказались в совершенно ином месте. Мы попали в область,  где  в
гиперпространстве было так мало энергии,  что  метлы  перестали  работать.
Выбирались  мы  оттуда  за   счет   энергии   движения   и   использования
аэродинамических свойств метел... Я не могу припомнить  все,  что  с  нами
случалось.
     До сих пор нам хватало сил, чтобы справляться с полетом. Мы  увидели,
что равнина кончается. А  за  ней  -  гряда  утесов.  И  на  мили  грудами
нагроможденные скелеты. И пропасть, в которой, казалось, нет дна.  И  море
лавы, над которой вспыхивали языки пламени и поднимались столбы  дыма.  Мы
поспешно натянули маски - пока этот едкий дым не сжег наши легкие.  Но  до
границы равнины было еще далеко. Теперь лететь  было  сравнительно  легче.
Полет  не  требовал  всего  нашего  внимания.   И   мы   немедленно   этим
воспользовались.  Джинни  подняла  шар.   Бледное   разгоревшееся   сияние
показало, что мы близки к своей цели. Я выпустил ее руку (мне не  хотелось
этого делать, но наши руки уже болели от напряжения). Некоторое  время  мы
летели в тишине. Осматривались.
     В тишине... Ветер остался где-то позади. Никто и  ничто  не  нарушало
тишину - только шорох разрезаемого метлами воздуха. Все  более  усиливался
кладбищенский запах. Мы глотали тепловатый, пропитанный мерзостью воздух и
задыхались. Но пока дышать все же еще было можно.  Небо  по-прежнему  было
черным, а на нем - чернее  самой  черноты  -  медленно  ползущие  планеты.
Иногда, почти над нашими головами пролетали огромные  метеориты.  Скорость
их полета была ненамного выше нашей. Они пролетали и выходили  за  пределы
узкой атмосферы этого, не имеющего горизонта мира, и исчезали.
     Изредка вспыхивало пламя разрыва, и сумрак заполняло перекатывающимся
грохотом. Наш путь по-прежнему освещало  лишь  испускаемое  почвой  унылое
свечение. Мы уже летели над окраиной болота - огромного, как и все, что мы
видели в этом мире. Где-то вдали виднелись другие болота, пруды, озера.  И
там, где на  них  вскипала  пена  гниения,  поверхность  тускло  блестела.
Виделись толстые искривленные стволы деревьев с переплетающимися  ветвями.
Над водой, где плавали обломки упавших деревьев, преклоняли колени мрачные
кипарисы. И мертв был тесно росший  вдоль  берегов  камыш.  Сквозь  сумрак
ползли желтые испарения. Центральные области болот были полностью  покрыты
этим туманом. Туман медленно вскипал и выбрасывал все новые языки.
     Далеко  впереди  тревожным  красноватым  отблеском  вспыхивали  низко
нависшие облака.  Внезапно  пространство  содрогнулось,  двинулось,  и  мы
оказались над ними.
     Нас окружали звуки, буря звуков. Вопли, бой барабанов,  вой  труб.  В
облаках открылся просвет. Там  был  город,  высокий,  словно  наши  темные
башни, и костер. От него исходил страшный жар. Мне показалось, что на  нас
нацелен гигантский мясницкий нож. В пламени корчились и  визжали  какие-то
существа, я не мог разглядеть - какие именно. А вокруг костра плясали люди
- черные, голые, тощие, как мумии. Они увидели нас, и прерывистый рев огня
прорезал оглушительный крик. Тамтамы начали слитно вбивать  "бум-да-ба-бу,
бум-да-ба-бу". С безлистных  деревьев  сорвались  стаи  птиц.  Размером  и
окраской они напоминали ястребов,  но  их  черепа  и  лапы  с  безжалостно
изогнутыми когтями были лишены плоти.
     Свартальф вызывающе зашипел, дал ускорение, и птицы остались  позади.
Внезапно в нескольких милях впереди тоже начали бить барабаны. А  за  ними
вдали - уже шепотом - еще и еще "бум-да-ба-бу, бум-да-ба-бу".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.