Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Свартальфа.
     Широченные, могучие плечи Барни обмякли.
     - Значит, из задуманного нами ничего не вышло?
     - Не обязательно, - сказал я. - Джинни -  сильная  ведьма.  Если  она
поможет увеличить  мощь  кошачьего  мозга  Свартальфа.  Он  полагает,  что
справится. После  смерти  он  провел  много  времени,  исследуя  геометрию
различных континуумов. В том числе таких странных и жутких, что  не  может
даже поведать о них и Намеком. Идея налета на ад ему понравилась.
     Свартальф  качнул  хвостом,  усы   его   встали   прямо,   бакенбарды
распушились.
     - Значит, получилось! - закричала Джинни. - Ура-а! Йю-лю-у!
     В определенной степени да, решимости у меня было  не  меньше,  меньше
было энтузиазма. На мрачный лад меня настраивало узнанное от Лобачевского.
Я предчувствовал, что здесь много трудностей.  Вряд  ли  так  просто  враг
позволил нам добиться успеха. Против нас будет направлена  вся  сила,  вся
его хитрость.
     - Так, - с растерянным видом сказал Карлслунд. - Так, так...
     Но Джинни прекратила свой военный танец, и я сказал:
     - Может быть, вы лучше позвоните ему, доктор Грисволд?
     Маленького росточка доктор кивнул.
     - Я сделаю это из своего кабинета. Вы, оставаясь  здесь,  будете  все
видеть и слышать.
     Я чуть не выругался. Законно ли это? По-видимому в  какой-то  мере...
Не запрещается.
     Несколько минут нам  пришлось  подождать.  Я  крепко  прижал  к  себе
Джинни. Остальные, кто  негромко  переговаривался  о  постороннем,  кто  в
бессилии опустился на стулья. Бодрость хранил  только  Больян.  С  помощью
Свартальфа  он  удовлетворял   свое   ненасытное   любопытство   -   делал
обследование всего, что было в лаборатории. Просто  экскурсант.  Но  самом
деле перед нами был лучший ученый, лучший математик со  дня  существования
человека на Земле. Его  до  смерти  интересовало,  как  на  нашей  планете
обстоят дела. И он пришел  в  полный  восторг,  когда  Янис  разыскал  ему
подшивку "Всемирной географии".
     Телефон ожил, звякнул. Мы  видели  все,  что  делал  Грисволд.  Я  со
свистом втянул воздух между зубов. Сверкающий Нож действительно вернулся.
     - Извините, что заставил вас ждать,  -  сказал  профессор.  -  Раньше
позвонить никак не мог. Чем могу быть для вас полезен?
     Фэбээровец назвал себя, предъявил удостоверение.
     - Я пытаюсь разыскать мистера и миссис Матучек. Вы знакомы с ними, не
так ли?
     - Ну, э... Да... Давно их не видел... - врун из Грисволда был плохой.
     - Пожалуйста, выслушайте  меня,  сэр.  Сегодня  днем  я  вернулся  из
Вашингтона. Был там в связи с их делом. Это чрезвычайно важно.  Я  опросил
своих подчиненных. Миссис Матучек исчезла, и обнаружить ее не удалось.  Ее
муж,  по   крайней   мере   некоторое   время   находился   в   защищенном
конференц-зале. Никто не видел, чтобы он покинул этот зал после  окончания
рабочего времени. Я послал своего человека разыскать его,  но  он  не  был
найден. Наши люди сделали фотографии всех, кто входил в здание. Сотрудники
криминалистической лаборатории среди других  участников  встречи  опознали
вас. Вы все еще уверены, что Матучека у вас нет?
     - Н-нет. Их нет... Что вы хотите сделать с ними? Обвинить в уголовном
преступлении?
     - Пока они не окажутся в нем замешанными  -  нет.  У  меня  на  руках
специальный  приказ,  предписывающий  не  допустить  некоторых   действий,
которые Матучеки, вероятно, захотят предпринять.  Всякий,  кто  окажет  им
помощь, как и они, в равной степени подлежит аресту.
     Грисволд оказался молодцом. Он преодолел испуг,  и,  брызгая  слюной,
затарахтел:
     - Честное слово, сэр. Меня возмущает подтекст вашего заявления.  И  в
любом случае ваше  предписание  должно  быть  предъявлено  тем,  кого  оно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.