Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

я.
     На мгновение вспомнился  старик-проводник,  который  был  у  меня  на
Аляске.  Если  бы  в   мгновение   ока   он   оказался   здесь!   Он   был
оборотень-медведь кодьяк. Затем я развернулся и встретил тигра раньше, чем
он успел наброситься на меня.
     Это был огромный тигр, фунтов 500,  не  меньше.  В  глазах  его  тлел
огонь, клыки были просто громадные, он  занес  когтистую  лапу,  способную
переломить мне хребет. Я кинулся вперед, укусил его и отскочил, прежде чем
он успел ударить. Частью своего сознания  я  слышал,  как  враги  ломились
через подлесок,  пытаясь  отыскать  меня.  Тигр  прыгнул.  Я  уклонился  и
бросился к ближайшим зарослям. Возможно, я сумею пробраться там, где он не
сумеет. Он несся между деревьями за мной, бушевал и ревел.
     Я увидел узкую щель между двумя гигантскими дубами. Слишком маленькую
для него щель, и кинулся туда. Но она оказалась маловатой и для  меня.  За
те полсекунды, что я протискивался,  он  догнал  меня.  В  голове  у  меня
взорвались и потухли огни.



                                    4

     Я находился вне времени и пространства. Само мое тело  отделилось  от
меня, а может, это я отделился от тела.
     Как мог я  осознать  бесконечную  вечность  темноты  и  холода,  этой
пустоты, коль скоро у меня не было  соответствующих  понятий?  Как  я  мог
испытать отчаяние, коль скоро был ни что иное, как точка,  затерявшаяся  в
пространстве или во времени?.. Нет, даже не так. Ибо здесь не было ничего.
Ничего, что можно было бы осознать, ничего,  что  можно  было  бы  любить,
ненавидеть или бояться. Ничего, о чем можно было бы хоть  как-то  поведать
словами. Мертвец ощущал бы себя  менее  одиноким,  ибо  единственное,  что
существовало во всей вселенной - был я.
     Отчаяние.
     Но в то же время, а может, на квадриллион лет  позже,  или  и  то,  и
другое вместе, ко мне пришло сознание еще чего-то.
     На  меня  глядел  солипсист.  Беспомощный,  практически   ничего   не
осознающий, я мог лишь прикоснуться к его сознанию.  Такому  бесконечному,
что не оставалось места даже надежде. Я вращался  в  бурных  течениях  его
мыслей, слишком чужих, слишком огромных и непонятных, чтобы  надеяться  на
спасение. Будто слышал урывками рев ледовитого океана. В котором тонул...
     ...опасность. Этот и те двое.  Определенно,  они  могут  быть  ужасно
опасны...  Не  в  данный  момент,  когда  они  всего   лишь   способствуют
уничтожению плана, и без того обреченного на  уничтожение,  нет,  позднее,
когда созреет следующий план. Великий план, в котором эта  война  -  всего
лишь первая страница... Что-то в них предостерегает,  пусть  и  слабо,  об
опасности...
     Если бы  только  я  мог  более  ясно  видеть  во  времени  устранить,
уничтожить... что-то нужно сделать до того, как возникнет и  возрастет  их
потенциальная возможность... но сейчас я еще не могу ничего... может быть,
как это случается на войне, их убьют... если нет,  мне  следует  запомнить
их, и попробовать сделать что-то позднее... сейчас у  меня  слишком  много
иных дел, я должен  сохранить  семена,  посаженные  мною  в  этом  мире...
Вражеские птицы летят во множестве на мои поля... голодные стаи... И орлы,
охраняющие их... (со все возрастающей дикой яростью). Вы  попадетесь  еще,
птицы, в мои ловушки... и тот, кто выпустил вас!
     Так велика была под конец сила его ярости, что я оказался выброшенным
на свободу.



                                    5

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.