Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

окруженное вакуумом внутреннее пространство  корабля,  в  котором  человек
вынужден  был  находиться  месяц  за  месяцем,   начинало   оказывать   на
человеческое сознание такое же воздействие, какое могло бы оказать на него
плавание с завязанными глазами в бассейне, наполненном теплой водой.
     Сознание никогда  не  подвергалось  бы  такому  быстрому  разрушению,
какому оно подвергалось среди звезд, если бы человек находился в  открытом
океане (солнце и  луна,  ветер  и  дождь,  бесконечное  чередование  волн,
надежда поймать рыбу или увидеть остров). Поэтому бытовало мнение,  что  к
концу года, проведенного на вахте, человек был не совсем в своем уме.
     Если такому  ослабленному  сознанию  дать  истинно  неподходящую  для
размышления тему...
     Коффин очнулся и с удивлением обнаружил, что забрел к радиорубке.
     Он открыл дверь и вошел. Это была обычная уютная  норка,  одна  стена
которой  была  занята  панелью   электронного   контроля,   переливавшейся
разноцветными  огоньками,   а   все   остальное   пространство   заполнено
расположенными на полках инструментами, тестерами, запчастями,  наполовину
собранными для той  или  иной  цели  узлами.  Флот  мог  бы  обойтись  без
профессионального  радиста:  любой  звездолетчик  легко  справился  бы   с
необходимыми элементарными операциями, а каждый офицер имел  основательную
подготовку по электронике, -  но  Мардикян  был  добросовестным,  хорошим,
полезным техником.
     Единственной его бедой было, может быть, то, что он  был  всего  лишь
человеком.
     Коффин оттолкнулся и подплыл к главному  приемнику.  Между  катушками
медленно вращалась лента, регистрируя  все  то,  что  улавливала  паутина.
Коффин взглянул на укрепленную с  помощью  зажимов  доску.  Полчаса  назад
Мардикян написал на ней: "Сигналов не  поступало.  С  пленки  все  стер  и
поставил ее заново, 1530 часов". Может быть, с тех пор?...
     Коффин  щелкнул   выключателем.   Пленка   быстро   пробежала   через
воспроизведение,  и  Коффин  услышал  только  космические  шумы  -  ничего
похожего на какую-то упорядоченную передачу, которая могла бы означать код
или речь, и донести до человека какую-то информацию.
     Если б только...
     Коффин вдруг застыл. Потом он долго плавал среди аппаратуры, и в  его
глазах была такая же пустота, как и в  ее  многочисленных  лампах.  Только
быстрое прерывистое дыхание говорило о том, что он - предмет одушевленный.
     - О, великий Боже, помоги мне сделать то, что будет справедливо.
     Но что такое  справедливость?  Я  должен  был  бы  бороться  с  твоим
ангелом, пока не узнал бы, что это такое. Но у меня нет времени. Боже,  не
гневайся на меня, ведь у меня нет времени.
     Душевные муки утихли немного, и Коффин принялся за дело.
     Решение было необходимо принять на собрании через четырнадцать часов.
Сигнал, который мог бы оказать влияние на это  решение,  должен  был  быть
получен прежде, чем оно состоится. Но это не должно случиться  ни  слишком
рано, ни слишком поздно, иначе в обоих случаях результат  будет  похож  на
временную отсрочку в вынесении приговора.
     Каково должно быть содержание этого сигнала?
     Коффину не нужно было искать текст первого послания. Он отпечатался в
его сознании. Приглашение вернуться и обсудить спорные вопросы. Оно должно
быть обязательно кратким, сжатым,  с  минимальным  количеством  слов:  это
увеличило бы опасность неправильной его интерпретации.
     Коффин  закрепился  в  кресле  перед  тайпером  и  начал  компоновать
предложения, вычеркивая одни слова и подбирая другие, опять  вычеркивая  и
начиная  снова.  Текст  должен  быть  абсолютно  правдоподобный.   Простое
отрицание первого сообщения не годится. Такое послание было бы слишком  уж
кстати. И подозрение, снова  и  снова  возникающее  в  сознании  во  время
годовой вахты, могло бы так же  губительно  повлиять  на  психику,  как  и
уверенность в предательстве. Поэтому...
     Поскольку флот приближается сейчас  к  точке  равновременности,  надо
действовать быстро.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.