Случайный афоризм
Главное призвание писателя - нести людям правду, учить и воспитывать их. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Пол АНДЕРСОН

                         НЕЛИМИТИРОВАННАЯ ОРБИТА




                        ЧАСТЬ 1. АМБАР РОБИН ГУДА


                                    1

     Свободе было около шестидесяти. Он сам не знал точно, сколько именно.
На Нижнем уровне редко  уделяли  внимание  таким  мелочам,  и  его  память
сохранила единственное воспоминание из детства: идет  дождь,  над  головой
грохочут проносящиеся по акведуку трамваи, а  он  стоит  и  плачет.  Потом
умерла мать, а тот, кто считался отцом, но на самом деле им не был, продал
его предводителю воров Чернильному.
     Для выходца из народа шестьдесят лет - возраст древний, независимо от
того, крался ли ты по-кошачьи через  копоть,  грохот  и  внезапную  смерть
столицы Нижнего уровня или - заботясь более о здоровье, нежели о свободе -
извивался  как  червяк  вдоль  ствола  шахты  или  обихаживал   мотор   на
планктоновой лодке. Для  Гражданина  же  высшего  уровня  или  для  Стража
шестьдесят лет были средним возрастом. Свобода, который провел по половине
своей жизни в каждой из основных  двух  категорий,  выглядел  старым,  как
черт, но мог надеяться еще на два десятка лет.
     Хотя он сам надеждой бы это не назвал.
     Левая нога снова начала его терзать. В общем-то, это была и  не  нога
вовсе, а обрубок, втиснутый в специальный ботинок. Когда  ему  было  около
двадцати, он однажды пытался перелезть через церковную ограду, прихватив с
собой  серебряный  потир,  пожертвованный  неким  Инженером  Хакэйви,   но
разрывная пуля из пистолета охранника вдребезги разнесла кость  ноги.  Ему
удалось каким-то чудом удрать, но подстреленная нога была настоящей бедой,
да и случилось это, как нарочно, с самым многообещающим  парнем  Братства.
Теперь пришла очередь Чернильного отдавать его в обучение, на сей раз -  в
притон для укрывания краденого, где Свободе пришлось  научиться  писать  и
читать, и откуда он начал свой  долгий  путь  наверх.  Двадцать  пять  лет
спустя,  когда  Свобода  был  уже  Комиссаром  Астронавтики,  один   медик
посоветовал ему заменить культю протезом. "Я  мог  бы  сделать  вам  такой
протез, который невозможно было бы отличить от настоящей ноги", сказал он.
"Я не  сомневаюсь,  -  ответил  Свобода.  -  Знавал  я  некоторых  стражей
постарше, которые  вечно  тряслись  над  своими  искусственными  сердцами,
желудками и глазами. Я уверен, что наши замечательные ученые, двигая науку
вперед и вперед, скоро  начнут  штамповать  искусственные  мозги,  которые
невозможно будет отличить от настоящих. Кстати, некоторые из  моих  коллег
внушают мне подозрение, что эта идея уже воплощается в жизнь, -  он  пожал
костлявыми плечами. - Нет. Я слишком занят. Может быть, потом как-нибудь."
     Занятость  его  состояла  в  том,  чтобы  вырваться  из  Министерства
Астронавтики - заведомого тупика, в который завели его нервные Высшие.
     Когда же это удалось, то сразу появились другие дела.  Времени  вечно
не хватало. Приходилось мчаться что есть мочи, чтобы только удержаться  на
одном месте.
     Читают ли еще "Алису"? Этот вопрос очень занимал Свободу.
     Однако старая рана и в  самом  деле  болела  слишком  часто.  Свобода
остановился, чтобы немного уменьшить боль, пульсирующую в ноге.
     - Все в порядке, сэр? - спросил Айязу.
     Свобода посмотрел на  гиганта  и  улыбнулся.  Остальные  шестеро  его
охранников были ничтожества - обычные бездушные  квалифицированные  машины
убийства. Айязу не пользовался оружием, он был каратистом, и ему ничего не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.