Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Пол АНДЕРСОН

                              МУСОРЩИКИ ЛУНЫ




                                    1

     Голодный человек оттолкнулся от  лодки,  и  его  окутала  тишина.  Он
слышал только, как пульсируют вены, с  легким  шумом  выходит  из  ноздрей
воздух, тонко  свистит  насос,  накачивающий  воздух  в  восстановительное
устройство. Он ясно ощущал движение каждой мышцы, чувствовал запах  своего
тела, заключенного в узком пространстве, пустоту в желудке - и эта пустота
преобладала над всем остальным.  Он  был  совершенно  один,  и  Вселенная,
раскинувшаяся вокруг, казалась еще более пустой. Двенадцать тысяч  видимых
звезд, ярких  и  неподвижных,  нарушали  черноту  пространства  горделивым
свечением. Млечный Путь выглядел единым застывшим водопадом. Слева от него
находилось сильно уменьшенное, но все еще непереносимо  яркое  Солнце.  Но
это не имело значения, ибо было слишком далеко.
     "У меня начинается головокружение, - подумал он. - Нельзя себе  этого
позволять. Не сейчас".
     Он сосредоточился и вернул себя к  нормальному  состоянию  -  умение,
достигнутое долгой тренировкой.
     Мертвый корабль был весь на виду. Из кормового изгиба с  такой  силой
бил свет, что ему пришлось прикрыть лицо рукавицей. Дыры зияли в  огромном
сфероиде подобно голодным ртам. Он выбрал наиболее  поврежденное  место  и
направился к нему.
     Приборы помогли бы  подойти  к  кораблю  намного  ближе:  он  мог  бы
поставить свою лодку возле бокового пролома. Но  она  была  оснащена  лишь
минимумом электронных средств, и в остальном ему приходилось полагаться на
собственные чувства и мускулы, возможности которых он, как и  его  предки,
развил до предела.
     На несколько мгновений он унесся  мыслями  далеко  от  этих  мест,  и
поймал себя на том, что пытается вообразить путешествие на Землю. Или хотя
бы на Марс. Он думал даже не столько об открытом воздухе, зелени, огромном
Солнце, горизонтах на мили, так как считал, что  может  достаточно  хорошо
представить все это по виденным фильмам... Его интересовало взаимодействие
скоростей, например бег при постоянном ускорении...
     Корпус громоздился перед ним, словно округлый  утес.  Он  согнулся  и
ударил  тяжелым  ботинком.  Дрожь  пронзила  его  от  пяток  до   макушки.
Автоматически замкнулись цепи, вращенные в  подошвы.  Заряды  разделились;
"нижняя" половина стала положительно заряженной  относительно  корабля,  а
отрицательно заряженные электроны металла притянулись  к  ней.  При  такой
изоляции дуга не могла возникнуть; просто его  поддерживало  силовое  поле
достаточной величины.
     Внимательно  следя  за  тем,  чтобы  ноги  двигались  поочередно,  он
приблизился к неровному краю дыры, сквозь которую сочился солнечный  свет,
оставляя  неподвижные  темные  тени  возле  оборудования  и  приборов.  Он
нахмурился. Проклятье! Камни просто разнесли это  место.  Нужно  потратить
большие деньги,  чтобы  корабль  можно  было  снова  использовать,  а  это
уменьшит  вознаграждение  за  спасение  и,   что   гораздо   важнее,   его
комиссионные. Если, конечно, на борту нет особого груза.
     Подумав об этом, он несколько воспрял духом, усталость отпустила его,
и он вошел. Включив фонарь, он направился по мрачному коридору  и  черному
проходу к главному отсеку.  Тот  не  был  запечатан.  На  грузовых  судах,
которые ведут автоматы, так бывает всегда. Он отворил дверь  и  подошел  к
разбитой упаковке. Луч заметался в поисках, пока не наткнулся на надпись:


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.