Случайный афоризм
Величайшее сокровище - хорошая библиотека. (Виссарион Григорьевич Белинский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Пол АНДЕРСОН

                                КОНЕЦ ПУТИ




     "Счет от врача...  Боли  в  груди...  Наверное,  ничего  страшного...
Возможно, от расстройства... Вчерашний обед...  Кажется,  Одри  была  рада
меня видеть... Хотя откуда мне знать... Может, попробовать выяснить...  Но
каким же идиотом я буду выглядеть, если она..."
     "Болван... Некоторых вообще близко  нельзя  подпускать  к  машинам...
так, все в  порядке,  едем  дальше...  Не  зря  экзаменатор  остался  мною
доволен... Я до сих пор еще ни разу не попал в аварию... Но, если честно -
до сих пор боюсь ездить сам,  особенно  когда  вокруг  автобусы...  Теперь
прямо, на третьей скорости...  пешеход  в  зеленой  шляпе...  Черт,  опять
проехал на красный свет..."
     Можно сказать, что за пятнадцать лет он к этому почти привык.
     Сейчас, идя по улице, он без труда мог думать о своем, а  посторонние
голоса звучали в мозгу еле  заметным  шумом.  Конечно,  время  от  времени
приходилось несладко, череп иной раз просто раскалывался от дикого визга.
     Нормана Кейна привела сюда  любовь  к  девушке,  которую  он  никогда
раньше не встречал и даже не видел. Сейчас, стоя на перекрестке в ожидании
зеленого сигнала светофора, глядя  на  проносящиеся  мимо  автомобили,  он
желтыми  от  никотина  пальцами  машинально  извлек  из  пачки   очередную
сигарету.
     Наступил  вечер.  Половина  пятого.  Час  пик.  Обдавая  все  и   вся
ненавистью, огромное множество нервных систем двигалось к дому.
     Может, стоило остаться в этом  баре  на  Сан-Пабло.  Там  так  уютно:
прохладный полумрак, дружелюбный полусонный разум бармена... Он без  труда
подавлял  назойливые  шумы   сидевшей   неподалеку   чем-то   раздраженной
женщины...
     ...Нет, не лучше... Когда нервы  настолько  закалены  шумом  большого
города, окружающую грязь как-то не замечаешь.
     Странно, подумал он, до чего же порой мерзкое нутро у  тех,  кто  так
безупречно вежлив и обходителен в быту. Находясь  в  обществе,  они  ведут
себя безукоризненно, однако в глубине души... Не  стоит  думать  об  этом,
лучше просто забыть. Во всяком  случае  здесь,  в  Беркли,  лучше,  чем  в
Сан-Франциско или Окленде. Похоже, чем крупнее город,  тем  больше  в  нем
зла; зла, таящегося в трех сантиметрах под лобной костью.  А  в  Нью-Йорке
вообще невозможно находиться.
     Неподалеку от Кейна, явно кого-то поджидая, одиноко стоял  незнакомый
парень. По тротуару шла  девушка.  Симпатичная.  Хорошая  фигура.  Длинные
желтоватые волосы. Кейн лениво настроился на нее... так, так, у  нее  есть
своя квартирка... она долго ее подыскивала...  уступчивый  управляющий.  В
голове юноши заметались распутные мысли. Когда она прошла мимо,  он  долго
смотрел ей вслед... Взглядом самца.
     Жаль - подумал Кейн - им было бы хорошо вместе.  Он  переключился  на
свои проблемы. Он ничего не имел против искреннего влечения людей  друг  к
другу - во  всяком  случае,  его  разум  относился  к  этому  безразлично;
сложность заключалась в  другом:  ужасно  трудно  бороться  с  внутренним,
подсознательным пуританизмом. Господи, ну как, будучи телепатом, сохранить
в себе хоть каплю стыдливости. Частная жизнь людей, безусловно, их  личное
дело, если, конечно, она не лезет тебе в душу.
     Вся беда в том, подумал он, что они причиняют мне боль, а я  даже  не
могу им об этом сказать. Ведь  они  же  просто  разорвут  меня  на  куски.
Правительству (и особенно военным) не нужен человек, способный  читать  их
мысли и секреты. Но их замешанная на страхе отчаяния ярость в сравнении со
слепой ненавистью обывателя (того, кто в повседневной жизни выступает  как

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.