Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

твоего сына, ты полностью поручил его моим заботам, а о моих нуждах совсем
не думаешь.
     Халдор нахмурился.
     - Чего же ты хочешь от меня?
     - Ты знаешь. Оставь меня в покое. - Она не хотела, чтобы Халдор видел
ее слезы.
     Он долго смотрел ей в лицо.
     - Как  хочешь.  Мы  уплываем  на  рассвете.  На  несколько  дней.  Ты
останешься с Ранульфом и двумя ранеными. - Он снял сапоги и  посмотрел  на
нее с удивлением. - Тебе не обязательно спать на полу. Я же сказал, что не
прикоснусь к тебе сегодня ночью.
     Она колебалась, но потом улеглась вместе с ним.


     В небе  носились  птицы,  оглашая  своими  криками  пустынный  берег.
Корабли викингов уже вышли в глубокие воды. Бриджит свернулась клубочком в
мехах.
     Когда она проснулась снова, все было уже тихо. Халдор оставил  на  ее
попечение не только сына, но и весь лагерь. Девушка  поднялась,  борясь  с
тошнотой, оделась.
     Ветры проносились над притихшим островом. Залив,  где  раньше  стояли
корабли, опустел. О шатрах, напоминали только следы столбов да вытоптанная
трава. На месте большого костра дымились угли. Впервые Бриджит  осмелилась
взглянуть на башню.
     Она стояла нерушимо. Язычники не сожгли ее. И книги  в  безопасности.
Но в ушах еще звучат крики монахов. Их неосвященные могилы на берегу  реки
уже заросли травой.
     Она побрела сквозь утренний туман к дому,  где  были  Ранульф  и  два
друга, ухаживающие за ним.
     Теперь она осталась одна с ними тремя. По опухшим  лицам  юношей  она
поняла, что пили всю ночь. От Ранульфа она не ждала подвоха, но  эти  двое
из его банды... Это они мучили  ее  совсем  недавно.  Она  знала  всего  с
десяток норвежских слов, а они совершенно не понимали ее языка.
     Она вошла в комнату и показала на корзину.
     - Дров! И воды.
     Юноша нахмурился, но пошел исполнять ее приказ. Второй сидел в  углу,
угрюмый.  Они  боятся  Халдора!  Девушка  сразу  успокоилась  и   занялась
Ранульфом. Может быть, она что-нибудь расскажет ему о Христе.


     Дни ожидания проходили, а Бриджит  не  стало  лучше.  Утренний  туман
приносил ей мучения. Она проводила  много  времени  с  Ранульфом,  пытаясь
обратить его в истинную веру. Те  часы,  что  она  не  сидела  с  больным,
Бриджит проводила в библиотеке, а на ночь уходила в пустой шатер Халдора.
     Друзья Ранульфа смотрели на нее враждебно, но особых неприятностей не
доставляли.
     Ранульф уже мог поднимать правую руку, шевелить пальцами правой  ноги
и даже сам устанавливал наклонную доску.  "Халдор  сделал  ее  для  своего
сына, - подумала Бриджит, пробежав пальцами по вырезанному  молотку.  -  А
Конейль не смастерил для меня даже игрушки".
     Простыни уже испачкались. Пора стирать. Направляясь к берегу, девушка
бросила взгляд на покинутую часовню. Она не заглядывала туда  с  тех  пор,
как Ранульфа перенесли в келью. Она прополоскала простыни,  расстелила  их
на камнях и пошла от берега.
     В часовне было пусто, пахло тленом.  И  только  распятие  из  черного
дерева  тускло  сверкало   в   полутьме.   Бриджит   встала   на   колени,
перекрестилась, затем поднялась и взяла его. Ранульф не сказал  ни  слова,
когда она поставила распятие над постелью. Его друзья,  которые  вошли  за
ней, были испуганы.


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.