Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Трандхейме. - Он вспомнил чудесные морские дали, дремлющие острова, лодки,
пляшущие на волнах, крепкие  деревянные  дома  Нидароса,  холмы,  заросшие
лесами, фермы, дом... - Я был третьим сыном в семье и не мог  рассчитывать
на наследство. Я стал охотником и часто ходил на кораблях к финнам. Там мы
били лесного и морского зверя. Я был довольно удачлив и вскоре купил ферму
и два корабля. Не такие узкие, драккары, - он  пренебрежительно  махнул  в
сторону гавани, - а  добрые  пузатые  торговые  корабли.  Затем  мой  отец
заболел и умер. Средний брат ушел к русам с товарами, купленными в долг, и
пропал. Все это пришлось оплачивать мне. Старший брат,  Торстейн,  горячая
голова, мало занимался хозяйством. Он с большей охотой ходил с  викингами.
Повздорил с соседом. Дело дошло до  драки,  суд  признал  его  зачинщиком.
Пришлось раскошелиться. Конечно, я помог ему выкрутиться. А  ведь  у  меня
две дочери на выданье. И вот я собрал отряд для набега  на  Ирландию.  Мне
нужно поправить свои дела. Теперь я уже собрал столько добычи,  что  снова
смогу стать на ноги. Но эти набеги  стоили  мне  жизни  старшего  сына,  а
теперь и Ранульф вряд ли останется жив. А если он умрет, то для  чего  все
это?
     Он подумал, что сказал слишком  много,  и  резко  замолчал.  Они  уже
достигли южной оконечности острова. Между ними и берегом реки простиралась
гладь воды. Она что-то шептала, нежась в лучах заходящего  солнца.  Воздух
уже становился свежим и сырым.
     Бриджит перекрестилась и прошептала  молитву.  Затем  она  с  вызовом
спросила его:
     - Если быть грабителем так выгодно, так почему же ты не  станешь  им?
Почему ты стремишься торговать?
     Он удивился, но ответил:
     - Почему? Можно, конечно, отправиться в набег, если нужда погонит. Но
что за удовольствие причинять горе людям, которые не сделали  тебе  ничего
плохого? Мне нравится  бывать  в  разных  странах,  беседовать  с  людьми.
Грабителю это недоступно.
     Бриджит бросила на него любопытный взгляд:
     - Почему бы тебе не перейти в христианство?
     - Нет. Я не предам Тора. Мы всегда заодно - я и Рыжебородый.
     - Твой демон может гордиться тобой, - вспыхнула она и тихо  добавила:
- Но я буду молиться за твоего сына.
     Халдор пожал плечами:
     - Да. Так ты можешь заслужить свободу. Если умилостивишь твоего бога.
- Рот его искривился. - Но не забывай, что ты должна  есть.  А  может,  ты
ведьма, Бриджит? Я хотел расспросить тебя, а  вместо  этого  выложил  свою
историю. Теперь твой черед. Скажи, кто ты, и  я  подумаю,  что  предложить
тебе.
     Успокоившись,  она   кивнула.   Солнце   превратило   ее   волосы   в
расплавленную бронзу. Она смотрела на воду,  цветом  напоминавшую  янтарь.
Помолчав, она заговорила мягко и медленно:
     - Моя жизнь мало отличалась от твоей.  Отец  мой,  Конейль  Мак-Нейл,
правил селением, которое вы сожгли. Мать моя была рабыней,  но  он  хорошо
относился к нам обеим. Когда мне исполнилось  шесть  лет,  мать  умерла  в
родах. На следующий год отец послал меня к тетке, аббатисе.
     - Зачем? - удивился Халдор. - В Норвегии мы отдаем незаконнорожденных
в обучение ремеслам, чтобы они были полезными семье. А здесь какая выгода?
     Бриджит не отвечала. Лосось выпрыгнул  из  воды  и,  описав  дугу,  с
плеском шлепнулся обратно. Наконец она сказала:
     - Жена отца не могла простить моей матери того, что  та  не  забывала
старых богов. Мать, конечно, приняла христианство,  но  все  же  приносила
жертвы им... - Девушка помолчала. - Отец разрешал ей. Боюсь,  он  тоже  не
был истинным христианином, и я молюсь за  его  душу  и  душу  моей  бедной
матери. Она была темная женщина и не осмеливалась забыть старых богов... -
Она несколько раз перекрестилась. - О  Святая  Мария  и  Святая  Бригитта,
благодарю вас за мое спасение...
     - Так тебе нравится быть... монахиней? - тихо спросил Халдор.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.