Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Пол АНДЕРСОН

                                ВРЕМЯ ОГНЯ



     Самое страшное на свете - это попасть  на  суд  самого  справедливого
человека.
     Его имя наводило на всех ужас. И вот теперь мы были  вызваны  к  нему
самому. Когда мы вышли из флайера,  были  еще  сумерки.  Все  вокруг  было
бело-голубым, сгущаясь до черного там, где горы замыкали  долину.  Вершины
гор, освещенные первыми звездами, были еще  сиреневыми.  Спутник  медленно
проплыл среди звезд и укрылся в тени  Земли,  как  будто  его  сдул  порыв
холодного ветра. Здесь, в этой долине, остро  ощущался  запах  ледников  и
огромных пространств.
     Дом был построен из каменных глыб. Он  как  бы  являлся  неотъемлемой
частью этих гор. Немногие земляне могут выдержать  одиночество.  Президент
Трибунала принадлежал к их числу. Над  окованной  железом  дубовой  дверью
зажегся бронзовый фонарь. Наш пилот жестом показал нам, что нужно идти. Он
всем своим видом показывал, что нельзя заставлять ждать Даниэля Эспину.
     Мы шли довольно твердо, хотя мое  сердце  отчаянно  билось  в  груди.
Открылась дверь и нас встретил служитель - не человек.
     - Буэнос Традос, - сказало это существо. -  Добрый  вечер.  Заходите,
пожалуйста.
     Мы прошли через затемненный холл в  помещение,  явно  предназначенное
для таких встреч.
     Это  была  огромная  комната  с  высоким  потолком,   полная   разных
древностей и тишины. Стулья, обтянутые кожей, стояли  вокруг  деревянного,
отлично  инструктированного  слоновой  костью   стола.   Дедовские   часы,
пришедшие из давно минувших столетий, торжественно отсчитывали время. Часы
были сделаны из мрамора и имели  форму  совы.  Вдоль  стен  стояли  шкафы,
набитые книгами, сотнями книг. А вот и современный  пульт,  обеспечивающий
связь, прием данных, известную их обработку, запись, отображение,  печать,
все, что положено.
     Дальняя стена комнаты была прозрачной. Через  нее  были  видны  горы,
лес, окутанный мраком, долина внизу, отдаленные вершины, покрытые  снегом,
звезды, все появляющиеся и появляющиеся на небе.
     И перед этой стеной в мобильном шезлонге сидел Эспина. Как всегда, он
был весь в черном. Видна была только его голова, похожая на череп, и руки,
как у скелета. Его взгляд остановился на нас. А затем  он  сказал  ровным,
безо всяких интонаций голосом:
     - Добрый вечер, - как будто мы были его гостями, а не  преступниками,
которым он должен был вынести приговор. - Садитесь, пожалуйста.
     Мы вразнобой поклонились ему, а затем опустились на  краешки  стульев
перед ним.
     - Думаю, что удобней всего нам говорить по-английски?
     "Вопрос чисто риторический", - подумал я.  Разве  он  не  знает  сам?
Чтобы нарушить молчание, я ответил:
     - Да, ваша честь... сэр... Вы помните, что  на  Иштаре  долгое  время
всеми принят был язык людей. И  большинство  резидентов  тут  были  людьми
английского  происхождения,  плохо  знающие  испанский  из-за   отсутствия
практики. И...
     - Да. До недавнего времени, - прервал он мой идиотский лепет.
     "Тик-так", - тикали огромные деревянные  часы.  Через  минуту  Эспина
шевельнулся и спросил:
     - Хорошо. Кто из вас будет пить кофе, а кто чай?
     Мы пробормотали что-то неразборчивое. Эспина подозвал слугу  и  отдал
соответствующие распоряжения. Когда это существо  исчезло,  Эспина  достал
серебряный портсигар, вынул оттуда своими желтоватыми пальцами сигарету  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.