Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

стодолларовых купюр, носком ботинка выдвинул  нижний  ящик  стола,  бросил
туда деньги и таким же образом задвинул его. Потом  зажал  расписки  между
большим и указательным пальцами,  щелкнул  зажигалкой  и  поднес  пламя  к
бумагам.  Через  минуту  от  расписок  остался  только   пепел.   Внезапно
раздавшийся в тишине кабинета звук зуммера заставил Мейсона  поторопиться:
кто-то шел по коридору, направляясь в кабинет. Судя по тому, что за первым
сигналом последовал второй, человек шел не один.  Мейсон  поспешно  растер
пепел от расписок между пальцами, а оставшиеся целыми крошечные уголки, за
которые он держал листы, сунул в рот. Потом он одним  прыжком  очутился  в
приемной и захлопнул за собой дверь в кабинет, так что  щелкнул  пружинный
замок. Обтерев испачканные ладони о  брюки,  адвокат  уселся  в  кресло  и
развернул первый попавшийся журнал. Он успел распечатать пачку жевательной
резинки, когда открылась дверь и на пороге появился Дункан в сопровождении
высокого мужчины  с  водянистыми  голубыми  глазами,  одетого  в  твидовый
костюм. На обоих мужчинах были влажные от тумана  плащи.  Увидев  Мейсона,
Дункан остановился, как вкопанный.
     - Что вы здесь делаете? - спросил он.
     Мейсон небрежным жестом отправил резинку в  рот,  свернул  обертку  в
шарик, бросил его в пепельницу и только потом ответил:
     - Я дожидаюсь Сэма Грэйба, потому что мне нужно поговорить с ним.  Но
раз вы здесь, я готов побеседовать с вами обоими.
     - Где Сэм?
     - Не знаю. Я постучал, но  никто  не  отозвался.  Я  решил  подождать
здесь. Только журналы почему-то у вас столетней давности.
     - Сэм у себя, - раздраженно сказал Дункан.  -  Должен  быть  у  себя.
Когда в зале идет игра, один из нас всегда бывает на месте.
     Мейсон пожал плечами, брови его слегка поднялись.
     - В самом деле, - сказал он. - Сюда есть еще какой-нибудь вход?
     - Нет, только через эту комнату.
     - Что ж, - сказал Мейсон. - Я могу пока и с вами одним  побеседовать.
Насколько я понимаю, вы все-таки начали свое дело?
     - Разумеется, - раздраженно ответил Дункан. - Вы ведь не единственный
адвокат на свете.
     - Не хотите ли резинки? - вежливо предложил Мейсон.
     - Нет, терпеть ее не могу.
     -  Как  хотите,  -  сказал  Мейсон.  -  Поскольку  вы  обратились   к
правосудию, то тем самым все, что  находится  на  этом  корабле,  подлежит
разделу в качестве имущества компаньонов.
     - И что из этого?
     - Но ведь  эти  долговые  расписки,  -  сказал  Мейсон,  -  выданы  в
погашение карточного долга. Ни один Суд не согласится выступать в качестве
посредника по сбору карточных долгов.
     -  Мы  здесь  в  открытом  море,  -  сказал  Дункан.  -  На  нас   не
распространяется закон о запрещении азартных игр.
     - Вы-то и в самом деле в открытом море, но ваше имущество  передается
на рассмотрение Суда, который соблюдает все законы, в том числе и этот.  И
он будет рассматривать эти расписки, как и подобает, то есть, как документ
о противозаконном действии. Поэтому и получается, что в данный момент  эти
расписки не стоят бумаги, на которой они написаны. Так что  на  этот  раз,
мистер Дункан, вы оказались чересчур большим ловкачом и сами  себя  надули
на семь с половиной тысяч долларов.
     - Сильвия никогда не станет с нами торговаться, - сказал Дункан.
     - Зато я стану.
     Дункан внимательно посмотрел на него.
     - Так вот почему вы отказались вести мое дело.
     - И поэтому тоже, - согласился Мейсон.
     Дункан отвернулся и, достав из  кармана  кожаный  футляр  с  ключами,
сказал судебному исполнителю:
     - Если Сэм не заперся изнутри, то я сумею отпереть дверь. -  И  вдруг
повернувшись к Мейсону, резко спросил: - Что вы можете предложить?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.