Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поняли. Он захлопнул дверь и набросил крючок.
     Через  массивную  дверь  доносился  шум,  который  с  каждой  минутой
становился  все  громче:  крик  голосов,  топот  ног,  звон  оружия,  гром
барабанов. Фалькейн осмотрелся. Через окна выбраться нельзя, но в  дальнем
конце комнаты оказалась вторая дверь. Он запер  ее  и  сразу  же  принялся
нагромождать возле нее мебель. Образовавшуюся беспорядочную кучу  Фалькейн
обвязал веревкой, взятой у Чи, чтобы баррикада была  прочнее.  Они  должны
прорываться только через одну дверь...
     Тяжело дыша, он повернулся к Чи. Она скорчилась в середине комнаты на
полу среди невероятной мешанины батарей  и  прочего  инвентаря,  наматывая
спиралью проволоку и неодобрительно глядя на банку конденсатора. Чи  могла
лишь догадываться о емкости, сопротивлении, индукции, напряженности,  силе
тока этого устройства.
     Обе двери дрожали от ударов кулаков и ног. Фалькейн  караулил  ту  из
них,  которую  не  успел  забаррикадировать.  Он  раскачивался  на  ногах,
расслабив мускулы. За его спиной Чи вертела  в  руках  искроразрядник.  Он
почувствовал слабый запах горелого.
     Снаружи прозвучал голос земца:
     - Освободите дорогу! Мы разобьем дверь, если вы уберетесь с дороги!
     Чи и не подумала оторваться от своей работы.
     Шум за дверью замер. После недолгого затишья послышался  топот,  и  в
бронзу ударил какой-то предмет. Дверь зазвенела и прогнулась. Таран ударил
снова. На этот раз послышался треск, сопровождаемый проклятиями.  Фалькейн
усмехнулся: они использовали балку из плетеных прутьев, но она вряд ли  им
поможет. Прижавшись к щели между дверью и косяком,  он  увидел  нескольких
земцев в полном военном облачении, на их лицах была ярость.
     - Тю-тю, - сказал Фалькейн.
     - Кузнеца сюда! - ему показалось, что он узнал голос Хафа Патрика.  -
Вы, там, тащите сюда кузнеца. Пусть захватит молот и зубило.
     "Вот это уже другое дело, но и на это нужно время".
     Фалькейн повернулся, чтобы помочь Чи.
     - Как ты думаешь, сила тока в  этих  батареях  будет  достаточной?  -
спросил он.
     - О да, - она взглянула на единственный верстак, случайно  оставшийся
нетронутым в пылу ажиотажного возведения баррикады. На нем  она  соорудила
импровизированный телеграфный  ключ.  -  Расстояние  не  более  четырехсот
километров, верно? Даже  этот  хлюпик  Адзель  проделал  его  в  несколько
стандартных дней. Меня больше беспокоит, правильна ли будет длина волны.
     - Ну что ж,  определи  ее  приблизительно,  а  потом  используй  весь
прилегающий диапазон. Знаешь как? Используя разную длину проволоки.
     - Конечно, знаю! Разве мы  не  обсудили  в  твоей  комнате  все  это?
Перестань болтать и займись чем-нибудь полезным.
     - Я слишком сангвиничен для этого, - он  неуклюже  повертел  в  руках
щипцы, не приспособленные для  ладони  человека,  и  попытался  расставить
батареи в ряд. А вот и лейденская банка,  хотя  ее  следовало  бы  назвать
рангакорской.
     Дверь зазвенела и зашаталась, Фалькейн с тревогой  огляделся.  Прошло
немногим более часа с момента появления Чи. "Черт возьми, не слишком много
времени, чтобы вообразить  себя  Генрихом  Герцем".  Чи  делала  последние
приготовления, скорчившись  у  неуклюжей  груды  аппаратуры.  Наконец  она
коснулась  ключа.  Через  щель  разрядника  пролетела  искра:  Чи   начала
передавать кодом Лиги. Невидимые,  всепроникающие  радиоволны  полетели  в
пространство.
     Теперь все зависело от  того,  сумеет  ли  она  правильно  определить
частоту.  Времени  оставалось  немного:  через   одну-две   минуты   дверь
поддастся. Фалькейн занял свой сторожевой пост.
     Задвижка отлетела, дверь распахнулась. Сверкая мечом, ворвался земец.
Фалькейн скрестил с  ним  лезвие  своей  сабли.  Зазвенела  сталь.  Как  и
следовало ожидать, земец был новичком в фехтовании. Фалькейн мог его убить
за тридцать секунд, но не хотел этого. К тому же, удерживая парня у двери,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.