Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

хочу  улететь.  Жизнь  на  Земле  может  сильно  отличаться  от  нашей,  и
отличаться к худшему.
     - Хорошо, - сказал Фалькейн. - До сих пор удача сопутствовала вам. Вы
подняли суматоху в столице. Вы нейтрализовали  нас:  пока  мои  друзья  не
отыщут меня, они не станут действовать. Вы смогли даже  вбить  клин  между
нами и Джахаджи. Но не думайте, что мы будем делать за  вас  вашу  грязную
работу.
     - Я хотела бы, чтобы вы были с нами, - проворковала Стефа,  глядя  на
него с нежностью и гладя по щеке.
     - Неважно, - сказал Патрик. - Пока ваш  корабль  не  вмешивается,  мы
побеждаем. А он не вмешается, пока вы у нас.
     - Друзья освободят меня, обрушат ваши проклятые стены.
     - Они попытаются, - сказал Патрик. - Но  найдут  вас  разрезанным  на
куски. Мы их об этом предупредим.
     Говоря такое, он даже не улыбнулся для приличия.
     - Было бы очень  жаль,  -  мурлыкала  Стефа.  -  Наша  дружба  только
начинается, Дэвид.
     - Мясо готово, - сказал Патрик.
     Фалькейн взял себя в  руки.  Он  не  собирался  оставаться  пассивным
дольше, чем это было необходимо. Однако  еда,  питье  и  красивая  женщина
помогли ему воспринять сложившуюся обстановку  с  самообладанием,  которым
гордился бы даже Адзель. ("Адзель, старый чешуйчатый приятель, ты цел?  Ты
должен уцелеть. Тебе и нужно-то только попросить по радио Чи  о  помощи".)
Беседа за едой  была  вполне  дружеской.  Патрик  после  нескольких  рюмок
становился отличным парнем,  а  Стефа  сверкала,  как  сверхновая  звезда.
Единственное, чем Фалькейн остался недоволен, так это непродолжительностью
ужина, что  было  обусловлено  необходимостью  отдохнуть  перед  следующим
участком пути.
     Его часы остались вместе с  другими  вещами,  но,  насколько  он  мог
судить, земцы обладали хорошо развитым чувством времени. Древние временные
циклы Земли все еще управляли ими. Час на сборы после подъема, шестнадцать
часов на передвижение с короткими перерывами, час на устройство  лагеря  и
отдых, шесть часов сна, разделенные на две смены  караулов.  Хотя  в  этой
пустыне нечего было опасаться.
     Местность становилась все более зеленой, по мере того как  спускалось
солнце.  Вскоре  они  двигались   по   предгорьям   Субхардата,   усеянным
растительностью,  по  виду  напоминавшей  мох.  Журчали  ручьи,  на  ветру
развевались густые заросли перьевых растений. На севере громоздились горы,
окрашенные в цвета горячего  золота.  Горы  на  востоке  сверкали  красным
светом. Фалькейн любовался снежными пиками и ледниками. Небо  над  головой
переходило от пурпурного  цвета  к  глубокому  черному,  на  нем  сверкало
пятьдесят звезд и планет. Они находились на краю зоны Сумерек.
     Пояс Сумерек объяснялся не  только  атмосферной  диффузией,  дававшей
достаточно  света.  Икрананка  имела  эксцентрическую  орбиту   и   слегка
раскачивалась на своем пути вокруг солнца. Пояс Сумерек перемещался взад и
вперед по этому пространству один  раз  за  семидесятидвухдневный  год.  В
настоящее  время  сумерки  отступили,  и  солнце  стояло   над   восточным
горизонтом. Склоны отражали столько тепла  и  поверхность  получала  такой
поток  инфракрасного  излучения,  что  здесь  было  даже  теплее,  чем   в
Катандаране. Осадки холодного сезона  растаяли,  и  по  склонам  струились
реки. Фалькейн понял, почему все стремились обладать Рангакорой.
     Он подсчитал, что отряд находился в пути около  пяти  земных  дней  и
покрыл около четырехсот километров, после  того  как  повернул  на  юг  по
западному склону Чекоры. Перед всадниками возвышался горный хребет, и  они
должны были взобраться по снежному покрову Маунт-Гандры. Фалькейн привык к
седлу и пустил зандара скакать  самостоятельно,  весь  уйдя  в  созерцание
открывающихся видов и в воспоминания о  последнем  разговоре  у  лагерного
костра. Патрик удалился с несколькими девушками, оставив Фалькейна наедине
со Стефой. Точнее, не совсем наедине: уединения нет,  когда  вокруг  люди.
"Но все же, - подумал он, - план Патрика имеет и свои приятные стороны".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.