Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

они получат приказ убить его.
     - Что ж, - согласился Гудженджи, - это неплохая мысль.



                                    7

     Фалькейн не потерял сознания.  Он  воспринимал  окружающее  урывками,
словно находился в крайней степени интоксикации. Мозг его  шел  по  дюжине
различных путей, воли не было вовсе.
     Опираясь о стену, возле которой посадили его земцы, он смутно  ощущал
спиной ее твердость. Фалькейн чувствовал, как пол  давит  на  подошвы  его
башмаков, как сух и холоден воздух, врывающийся в легкие вместе  с  резким
запахом наркотика, как стучит сердце. Казалось, что тусклое  небо  в  окне
качается. Он безотчетно видел большого  светлоголового  человека,  который
обманул его, и другого, красноголового, тот  его  поддерживал.  Форма  его
носа приобрела  комически  зловещий  вид.  Он  думал  о  том,  что  многие
материалы с Икрананки будут иметь большое значение для фармакологии, потом
вспомнил о замке отца на Гермесе и об обещании чаще писать  домой,  а  уже
через полсекунды в сознании предстал прием при дворе Ито  Ямацу  в  Токио.
Это, по закону ассоциаций, напомнило ему  о  нескольких  знакомых  молодых
женщинах, что, в свою очередь, навело на мысли о...
     - Помогите мне, Оуэн, - сказала Стефа Карпс. -  Вскоре  вернется  его
слуга. Или может войти кто-нибудь другой.
     Она начала раздевать Фалькейна. Этот процесс мог бы смутить его, если
бы он не  был  так  одурманен,  или  позабавить,  развеселить  при  других
обстоятельствах. И, конечно, если бы ей не помогал светловолосый воин.
     - Отлично, - Стефа ткнула  пальцем  в  связку  на  полу.  Рыжеволосый
развернул связку, обнажив ее содержимое: грубые брюки,  обшитые  кожей,  и
походный мундир кавалериста.
     Она  начала   одевать   Фалькейна.   Работа   была   нелегкой,   хотя
светловолосый и держал на весу безвольное тело.
     Оцепенение постепенно проходило. Вначале  Фалькейн  хотел  закричать,
но,    скорее,    врожденная    осторожность,    чем    благоприобретенная
рассудительность, остановила его. Не время. Силы постепенно  возвращались,
комната больше не вращалась, а когда ему застегнули пряжку на  поясе,  что
поддерживал кинжал...
     Стефа ожидала этого. Он мог выхватить кинжал и всадить  ей  в  спину,
когда она  наклонилась  над  ним:  но  это  было  бы  убийством.  Фалькейн
осторожно повернулся к рыжеволосому. Рука скользнула по рукоятке  кинжала,
он выхватил его и ударил воина в грудь.
     Кинжал не имел лезвия.  Это  был  лишь  обломок,  достаточный,  чтобы
удержаться в ножнах. Земец, несомненно, получил  кровоподтек,  он  шепотом
выругался. Фалькейн, пошатываясь, попытался добраться  до  двери.  Он  уже
раскрыл рот, чтобы закричать. Светловолосый схватил его за руку,  а  Стефа
подхватила влажную тряпку. С тигриной  скоростью  она  прыгнула  вперед  и
впихала тряпку ему в рот.  Вновь  раскалываясь  на  куски,  он  напоследок
увидел ее улыбку и услышал, как она бормочет:
     - Хорошая попытка. Вы можете быть мужчиной.
     Она наклонилась подобрать его пистолет. Свет озарил ее косы.
     - Эй! - произнес светловолосый. - Оставь-ка на месте.
     - Но это его оружие, - возразила Стефа.
     - Мы не знаем, для какой черной  магии  оно  служит.  Оставь  его,  я
сказал.
     Рыжеволосый,  потирая  ушибленную  грудь,  согласился  с  ним.  Стефа
выглядела вызывающе, но для  споров  не  было  времени.  Она  вздохнула  и
поднялась.
     - Отнеси это в его спальню - пусть думают, что он вышел, - и идем.
     Мужчины потащили Фалькейна, держа его под руки. Он слишком одурел  от
наркотика, чтобы сопротивляться, и повиновался  им  чисто  механически.  В

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.